Ода женской дружбе

Если бы я рассказывала о всех удивительных людях, которые встречались мне на пути — восторженным опусам не хватило бы места в библиотеке. Каждый увесистый том я назвала бы по имени главного персонажа, а в содержании не написала бы ни одной буквы — только восклицательные знаки. Единственным читателем, понимающим о чём идет речь, оказался бы сам автор, поэтому, во избежание пафоса и многословия, постараюсь внятно признаться в любви хотя бы троим из них — моим чудесным, неустрашимым, сердобольным подругам. Зачем, спросите вы? Скромные люди прячутся в тени, а часто именно они тот «свет миру», чей свет просто обязан светить перед людьми, чтобы, видя их добрые дела, мы прославляли Сотворившего вся.

***

На частый вопрос о том, как я «справляюсь», намекая на восьмипудовый крест материнства, я искренне отвечаю — родить детей не мудрено. Ещё сто лет назад многодетность являлась нормой, никто рук не заламывал, не мнил себя героиней и медалей не надевал. Правда, тут же одёргиваю свою притворную храбрость словами известной детской песенки: «без друзей меня чуть-чуть, а с друзьями много». Именно так. А если «чуть-чуть» разделить ещё надвое, то как раз получится мой скудный дивиденд личного участия в ношении «креста».

Нельзя не отметить, что в Высшей бухгалтерии многодетные находятся на «карандаше» у Начальства, а бабушкам и дедушкам, плюс ближайшим родственникам, отлично удаётся роль их «ангелов-хранителей», но в биографии нашей семьи, особую, почетную роль всегда занимали друзья. В нашем представлении, они и есть сказочное «диво-дивное и чудо-чудное».

В своей книге «Батюшка не танцует» я описываю цепочку трагических событий, произошедших сразу же после рождения нашего шестого ребенка. Мы надумали расширяться, сняли крышу для постройки второго этажа, муж сломал ногу, во время операции ему перелили зараженную гепатитом кровь. В итоге, пока он месяцами кочевал по инфекционным больницам, дом стоял без крыши, а я, со всей своей шумной компанией, находила приют у боевого товарища по имени Наташа. Ремонт дома, внешний и внутренний, завершал друг и волшебник — протоиерей Николай Загородний. Короче говоря, ровно полгода день этих двоих героев начинался, как у барона Мюнхгаузена, с подвига по расписанию.

В связи с чем не стану повторяться и расскажу про ещё один подарок судьбы по имени Наташа, но с парадоксальной фамилией Тихая. Героизм упомянутой женщины достоин более громкого титула и вот почему.

Все матери, за редким исключением, с невольной дрожью вспоминают первые роды и то, что происходило несколько месяцев после них. Противостоять характерной для этого времени депрессии несколько сложнее, так как, помимо физиологических и эмоциональных предпосылок, неожиданное столкновение с собственным эгоизмом — очень неприятный сюрприз. Ко второму или третьему ребенку ущемленный эгоизм уже приобретает достаточно потрепанный и жалкий вид, а вот с первым — не устаёт требовать «своего» отчаянно и методично.

Моя подруга к материнству зрела долго и качественно. Рождение дочурки по имени Маша не доставило ей никаких разочарований. Скорее, наоборот. Прожив четверть века для себя, она с удовольствием изливала аккумулированные чувства на крохотную девочку. Видимо радости у неё с мужем было настолько достаточно, что они задумали поделиться «излишком» с друзьями — осчастливить их путевкой на море. Мол они, то есть мы, за бесконечными детьми, забыли как то море выглядит, да и вообще, давно пора многодетным супругам побыть наедине.

«Простите великодушно, но у нас нет возможности оставить нашу банду…» — чуть не плача от умиления, сопротивлялись мы, возвращая им билеты. (Делать столь широкие и великодушные жесты похвально, но опрометчиво, так и до инфаркта можно довести). В ответ наши благодетели лишь невозмутимо улыбнулись. «Мы всё предусмотрели и решили переехать к вам на десять дней, пустите?» Учитывая, что их первенцу было всего два месяца от роду, а нашему седьмому ребенку на тот момент — год, «переезд» обещал стать незабываемым, фееричным событием в их жизни, и мы не сразу, но сдались перед их уверенным напором.

Моим воспоминаниям пошел второй десяток лет, и я рада, что у благодарности нет сроков давности. Я никогда не забуду, как Саша, муж Натальи, ежедневно, после работы заезжал в супермаркет за продуктами. Как Наташа вмиг стала многодетной мамой и, не имея опыта, справилась на отлично. Как мы, изумлённые и счастливые, читали их смешные послания и, держась за руки, встречали морской закат на пляже, а наша многолетняя усталость растворялась в каждой волне. Как впервые осознали, что самое важное — это мы, наши отношения, и только в такой приоритетности можно следовать дальше.

«С дружбой все яснее цели, ближе все мечты!» — поется ещё в одной детской песенке. Мечты — это семена будущих поступков. Благодаря поступкам друзей, наши мечты не просто стали ближе, они осуществились.

Терапия смехом

«Врач от Бога» — самый распространенный эпитет, стоит разговору коснуться моей следующей героини. Язык не повернется обозначить то, что она делает — работой, врач — это всегда призвание на служение людям. Послужной список пациентов Анны Александровны — широк и безграничен, как и её сердце. Она одинаково внимательно отнесётся и к бабулечке из далёкого села, и к высокопоставленной особе из Кабинета Министров. К ней спешат со всех концов земли, потому что аналога её талантливой головы и золотых рук попросту не существует.

Иногда спешат, не зная адреса и телефона, целиком полагаясь на Божье провидение. Как волхвы послушно следовали за звездой, так недавно четверо монахинь из Житомирской области узнав, что в Киеве принимает легендарный врач, отправились в небольшое путешествие. Адрес им дали приблизительный, в нём только номер дома был указан точно. А какой из трёх проспектов — Правды, Свободы или Победы — не уточнено. Наматывая не первый десяток километров, таксист посматривал на своих пассажирок искоса и сердито. В который раз он тормозил по их требованию у обочины на одном из проспектов.

В тот день график приёма у Анны Александровны был особенно напряженным и всё же ей пришлось извиниться перед очередью и отлучиться на срочный вызов. Возвращалась она спешно, можно сказать, стрелой пересекала улицу, как вдруг её окликнули девушки в черном и, указывая на дом, спросили — это ли Победы № 5? Нет, ответила она, это другая улица. «Что же нам делать? — готовые вот-вот расплакаться, пожаловались монахини незнакомой женщине, — мы приехали издалека и не можем найти нужного нам человека. Вы киевлянка? Может вы что-нибудь слышали о враче…?». График приёма в этот день, конечно же, ещё больше уплотнился.

Народная молва настигает Анну Александровну даже на отдыхе заграницей. Как-то, собрав детей, мужа и родителей, она воплотила мечту всей своей жизни — посетила святой град Иерусалим и его окрестные святыни. В одном из монастырей разговорилась с монахиней в церковной лавке. Когда та узнала, что гости из Украины, пригласила земляков в трапезную на чай. За столом, между прочим, поделилась своей мечтой — побывать на родине и показаться одному врачу. Снова прозвучала известная фамилия. «Она перед вами в полном составе своей семьи» — не без гордости за дочь продекламировала мама, и Анна Александровна с улыбкой приступила к консультации.

Собственно, о её улыбке я и хотела рассказать. Да, она крестная моего ребенка. Да, мы обязаны ей спасением всех членов нашей семьи, каждого в своё, нелегкое время. Никогда не забуду, как истово молилась о вразумлении мужа, и он попал в аварию на мотоцикле (думай, о чём просишь!), а она сидела у его постели всю ночь, пока я добиралась издалека. Она же сопровождала на операцию нашу дочку и накупила ей разных девчачьих безделушек, чтобы после отвлечь от боли. В принципе, как только боль стучалась в нашу жизнь, тётя Аня (именно так называют её до сих пор наши дети) побеждала её своей улыбкой и волшебными словами: «Не переживайте! Сейчас всё полечим!».

Она — гений оптимизма и этот дар я ценю в ней больше всего. За редкое умение благодарить Бога при любых обстоятельствах и заполнять смехом всё пространство вокруг себя. За её невидимый, но ощутимый талант сопереживать. Для примера, расскажу один совсем маленький, далекий от медицины, случай.

Однажды я очень серьёзно обиделась на мужа. Он знать об этом не знал, так как отсутствовал заграницей. От чего, кстати, было гораздо обиднее. Его поездка, дополненная и украшенная рыбалкой с друзьями, случайно совпала с аномальной весной в Украине, когда, из-за непредвиденного снегопада, остановилось даже киевское метро. Повредились важные линии электропередач и света не было более суток. Из-за подобных катаклизмов муж и установил в нашем гараже дизельный генератор. Шутка ли, два холодильника и одна морозильная камера в хозяйстве.

Нельзя не отметить, что уезжая, он подробно показал и рассказал мне как работает заморская чудо-техника. Я внимательно кивала, думала о своём, послушно курсируя за ним от гаража к дому. Март на дворе, капель, птицы щебечут, ну откуда возьмутся стихийные бедствия? О том, как горько я ошибалась, не записав подробный алгоритм действий (какой краник куда отворачивать, какую кнопочку нажимать на счётчике и за какую веревочку дёргать) — я поняла слишком поздно — размазывая слёзы, сидя на полу среди разноцветных и «благоухающих» луж. Урожай овощей и фруктов, бережно взлелеянный летом и красиво замороженный на зиму, плавно превращался в слякотную жижу на моих глазах.

А всё потому, что я не могла дозвониться мужу. Адресат мирно спал после бессонной, богатой на улов ночи, в то время как я исступленно тыкала на кнопки и организовывала план мести. Вдруг раздался телефонный звонок. Анне Александровне посчастливилось дозвониться и поинтересоваться — как у меня дела? Испив чашу терпения до последней капли, я, мягко говоря, разразилась злым и не тихим словом, упомянув всех рыболовов мира вместе с их блеснами, спиннингами и червяками.

Бессмысленно останавливать женские эмоции в момент их наивысшего накала. Наоборот, моя мудрая подруга решила подбросить «огня» в извержение вулкана, чтобы он побыстрее насытился и затих. Один, в нужную минуту рассказанный анекдот, произвел ожидаемый эффект. На какую тему?

Спрашивает как-то муж жену за завтраком: «Дорогая, что ты делаешь так долго в ванной комнате после каждой нашей ссоры? Ты, наверное, безутешно рыдаешь, тебе становится легче и поэтому ты выходишь из туалета с таким просветлённым лицом?» «Нет, дорогой, — безмятежно отвечает жена, — я там чищу сантехнику твоей зубной щёткой».

Вот она, великая сила женской солидарности. Когда поддержка ценнее тысячи умных советов, а юмор вызывает неожиданный катарсис. В этом и состоит феномен моей подруги — она по-иному смотрит на проблему и всегда находит решение «с улыбкой». Гиперболизируя мою будущую месть, проявив эмпатию, она дала понять, что со мной «заодно» — мы расхохотались и сами не почувствовали в какой момент стали чуть добрее и великодушнее.

Надо ли говорить, что уже через пять минут я звонила в дверь соседу, который проделал все те же манипуляции с генератором, что были доверены мне, и электричество восстановилось. Но даже если бы муж забыл свою зубную щетку дома, уверена, она бы не пострадала: его не в чем упрекнуть. Как говорит моя любимая кума — лучше быть веселой, чем вредной.

Самое лучшее место

«В справочнике фразеологизмов выражение «как у Христа за пазухой» означает беззаботную, лёгкую жизнь, в которой человек полностью защищён от любых внешних опасностей. Это устойчивое словосочетание создаёт некий образ «пазухи» как места, в котором можно очень надёжно и безопасно укрыться» — читаю в Википедии и любуюсь Викой.

В детстве в этом фразеологизме мне чудилась какая-то неопределенность и загадочность. На мои вопросы — где это, и кто такой Христос — родители старательно уклонялись от ответа. Вдруг я в школе проболтаюсь и их вызовут к директору? Но сегодня я знаю наверняка — именно Христос посылает нам друзей, как вестников рая, чтобы мы имели хотя бы отдаленное представление о нём. Дружба с Викой — это безопасная и надежная среда, где я со всех сторон окружена заботой неземного происхождения.

Постараюсь коротко. Моя подруга — классический «спасатель», если говорить нынешним языком популярной психологии. Вопреки избитым клише, требую внести поправку — спасатель спасателю рознь. Вика — первоклассная христианка, её воцерковленность не ограничивается внешними обрядами и знанием правильных приветствий или напутствий в духе «спаси, Господи» и «Ангела за трапезой». Она ежедневно подражает Богу в любви к человеку. Любви деятельной, которая двумя рыбами и пятью хлебами своей души и огромного сельского хозяйства накормит тысячи и ещё соберёт «десять коробов полных».

Слушаю её воспоминания о детстве и ужасаюсь — вот это травмы, вот это потрясения! Пытаюсь отыскать в её словах хоть крохи обиды или саможаления, но тщетно. Произнося слово «отец», она обычно меняется в лице и вытирает украдкой набежавшую слезу. Папы давно нет. Милостивый Господь освободил их многодетную семью от его присутствия, а Вика вместо облегчения, признаётся, что тоскует по времени, когда он не пил, и они вместе гуляли по парку. В это мгновение я начинаю сомневаться — это какой-то очередной синдром жертвы или всепрощающая любовь так преображает её внешность?

За много лет соседства и дружбы мы ни разу не ссорились. Я специально подшучиваю, что должна ей по гроб жизни и, как минимум, завещаю ей свою почку, на что она страшно злится, начинает загибать пальцы и подсчитывать, чем обязана мне. Дружба действительно взаимный процесс, но я-то знаю — мой вклад в наши отношения гораздо скромнее из-за недостатка широты «колодца». «Смысл любви в постоянной раздаче себя. Если не черпать колодец, в нём зацветёт вода и заведутся лягушки… При этом жертвой, отказом от чего-то своего, личного, человек не просто достигает своей цели, но приходит к гораздо большему — наводит порядок, исправляет и совершенствует мир, в целом стремящийся к энтропии и несправедливости» — будто бы о ней пишет современный философ.

Если ей сказать, что она совершенствует мир вокруг себя, моя худющая, как щепка, Вика не поверит. Несколько лет назад, к примеру, она ворвалась в детский дом, сгребла троих детей своего непутевого брата и, уговорив начальство, что они недолго погостят у неё, забрала насовсем. Целый год воевала с бюрократической машиной, но племянников усыновила. К двоим родным дочерям добавила двух дочек и сына, не задумываясь о собственном здоровье. Оно, к сожалению, слабое. Пожизненные мигрени из-за врожденной патологии сосудов — её персональный крест. Правда, с таким мужем, как у неё, любое море — по плечу.

Когда врачи посоветовали мне отлучить годовалого ребенка от груди и позаботиться о своём здоровье, я была в отчаянии. Никакие проверенные способы не помогали, оставался один — разлука на неделю. Но как? Кто из бабушек справится с безутешным младенцем и ордой подрастающих проказников? Вика не испугалась, первой вызвалась помочь. По возвращении, я обрела не только выглаженных и нарядных детей, но и новые обои на кухне. И таких историй — тысячи. Собираюсь на дачу садить картошку, а она уже в земле. Спускаюсь в погреб, а там уже консервация. Открываю холодильник, а там нас дожидается четверть свиньи, банка молока, сметаны, три килограмма творога. «У тебя огромная семья! — говорю, а она отвечает: ну и что? На всех хватит!»

Вика не умеет быть просто рядом, её присутствие обещает праздник. Её любовь имеет фирменный, отличительный знак — она фонтанирует сюрпризами. На двадцатую годовщину моей свадьбы организовала пир на весь мир: тайно обзвонила всех родственников и друзей, а затем они шумной компанией с множеством кастрюль ввалились к нам в дом. А так как «просто» сюрприза ей было мало, она заставила меня надеть самое настоящее свадебное платье и фату. Где она отыскала нужный размер — до сих пор загадка. Фотография запечатлела наши с мужем круглые от удивления глаза.

Я не праздную день рождения от слова «совсем». Вика таких слов не знает. Хитростью выманивает к себе, якобы на чай, а там… Беседка украшена фонариками, накрыт стол, горят свечи, а за столом с торжественным видом притаились мои и её дети. Вокруг взрываются петарды, суматоха, смех, летают разноцветные конфетти, и я словно окунаюсь в детство. Закрываю глаза и вижу папу и маму, они вместе, они радуются, что у них родилась дочь.

Я не устану любоваться этим человеком. Я обнимаю её тонкие плечи, но огромные просторы её личности — не охватить. В ней сокрыты бескрайние, цветущие луга доброты, неутомимого трудолюбия, редкостного упрямства и деликатности, а ещё — безупречной порядочности. У моей подруги нет высшего образования, она выросла и живёт в маленьком селе на Черниговщине. Однако отсутствие дипломов ей не мешает, у неё есть нечто большее для звания Человека — отзывчивое, трепетное, любящее сердце.

***

Философ Цицерон незадолго до нашей эры писал, что без истинной дружбы, жизнь — ничто. Более двух тысяч лет пролетело, а дружба не только не упала в цене, но и возросла благодаря евангельскому прейскуранту. Произнесенные во время Тайной вечери слова «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15:11) — возвеличило её вескость для каждого христианина. И пускай иллюзорное общение в мессенджерах и соцсетях посягает частично размыть образ дружбы истинной, здравомыслящего человека обмануть невозможно. Не даром, всё тот же Цицерон называл дружбу ­– солнечным светом. Её прикосновение согревает, воскрешает и дарит жизнь. А в жизнь «приходит радость, когда у нас есть чем заняться; есть кого любить; и есть на что надеяться» — писал Виктор Франкл. Благодаря дружбе, мы все дышим надеждой. Мир не погиб. Всё хорошо. Любовь не оскудела. И тебя не «чуть-чуть» — утешает меня Господь…

4.6 5 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Римма

Рейтинг не верный! Я хотела 5 нажать, сенсор подвёл. Статья потрясающая!!!

0