Ассорти

Общаясь со своей шестилетней дочерью, я всегда нахожусь в состоянии повышенной боевой готовности. Мое оружие — ручка и блокнот.  Все началось давно, с ее первого задумчивого высказывания об осеннем лесе: «Деревья уже все одиноко стоят голые и без лифчиков». И продолжается по сей день.

Когда дочь родилась, громко и пронзительно сообщив о своем прибытии в этот мир, я, несмотря на свой внушительный мамский стаж и то, что это был мой третий ребенок, долго не могла ее успокоить. Лишь спустя полтора часа, когда на помощь мне пришла медсестра, совместными усилиями нам удалось это сделать.

С тех пор мало что изменилось — дочкина яркая эмоциональность и низкий, сорванный с рождения, голос с хрипотцой, всегда привлекают внимание. А когда очередное многозначительное выражение застывает на ее маленьком подвижном личике, и она начинает говорить, я, в буквальном смысле слова, вся обращаюсь в слух.

Без преувеличения, я считаю ее мастером детских афоризмов. Маленьким философом. Когда я спешно записываю за ней очередной «шедевр мысли», появляется желание поделиться этой бездонной и бесхитростной, совершенно особенной детской мудростью.

Мой ребенок, в котором удивительно сочетаются наивность и глубина, заставляет меня по-другому посмотреть на этот мир, на других и на себя. Бывает, что крылатые фразы насквозь прошивают меня своей пронзительностью, другие перлы, наоборот, заставляют до слез рассмеяться.

В одном из рассказов я прочла: «Птицы замолкали — Танька поет» — так автор передал силу и яркость таланта своей героини. Суть моего бытия с младшей дочерью: «Мама замолкает — дочь говорит». Иногда мне кажется, что все, что мы должны делать, воспитывая своих детей — это смотреть на них во все глаза и слушать.

Выделить для этого полчаса своего ценного времени и открыться чуду общения с собственным ребенком. Записывая дочкины рассуждения, я не перестаю удивляться «заводской настройке», с которой приходят к нам наши дети и тому, как все тонко и точно налажено в их маленьких душах.

Думаю, на разговорчивость и сообразительность младшей оказали несомненное влияние взрослый брат и старшая сестра. А самое удивительное из всех моих открытий в том, что наши дети — мастера по отражению бытия своих родителей, и все их выводы и рассуждения — вытяжка-концентрат из нашей реальной жизни. Дочкины высказывания, спешно фиксируемые мной на протяжении четырех лет, смешались в насыщенное ассорти, и уже не представляется возможным четко разделить их по датам и возрастам. Выход один — делиться смыслами.

Про маму и ее место в жизни

— Мама, знаешь, я не хочу быть ни большой, ни маленькой, я хочу быть такой, как ты! — заявила мне дочь, наблюдавшая все утро за моей деятельностью.

— Ух ты! Мне так приятно! А какая я?

— Ты  о-о-очень большая!

 

 

Про женскую долю

— Мама, когда я вырасту, я хочу быть и жить, как ты, — сообщила мне дочь, наблюдая за мной из окна машины.

Утро выдалось напряженным: мы долго собирались, завезли старшую сестру в школу. Потом, оставив дочку пристегнутой в кресле, я припарковалась возле банкомата и выскочила за деньгами. Именно в тот момент, когда я вернулась за руль, дочь сообщила мне о своем желании пойти по моим стопам.

— Правда? — обрадовалась я. — Тебе нравится, как я живу? — с надеждой в голосе и замиранием сердца попыталась я узнать у дочери причину ее выбора.

Жить так, чтобы заразить детей любовью к жизни и к делу — моя заветная мечта.

— Да нет, — разбила она мои надежды. -— Просто папой быть я точно не смогу.

 

Запах женщины

Укладываю Аню, она крепко прижимается ко мне, утыкается в мою грудь личиком. Спустя минуту вздыхает и отодвигается.

— Прости, мама, но ты пахнешь похуже, чем Роксолана (девушка сына).

В моей голове звучит мелодия проигрыша (тадададам…)

— Роксолана пахнет нежно-розовым, а ты — светло-фиолетовым, — немного подумав, уточняет дочь.

  1. P. S. Вот, оказываются, как отличить двадцать от сорок.

 

Про ответственность

— Дедушка, я не буду больше тебя слушаться!

— Почему?

— Потому что ты мне все-все подряд разрешаешь, а тебя потом мама и бабушка ругают! Не хочу я больше, чтобы тебе из-за меня попадало!

 

О небесном и мирском

— Мама, а когда люди умирают, они все становятся Богом или ангелами и улетают на небо?

— Нет, Богом они не становятся. Некоторые становятся святыми, некоторые — ангелами.

— Я не хочу, чтобы ты умирала!

— Я постараюсь так следить за своим здоровьем, чтобы оставаться с тобой подольше! И выдать тебя замуж!

— Я не выйду замуж!

— Почему?!

— Я не люблю целоваться! Как подумаю, что там, замужем, надо целоваться с незнакомыми!

 

 

***

В нашей жизни есть своя ахиллесова пята — детский сад. Мой философ так и не смирился с этой неизбежностью. Каждое наше утро, предшествующее походу в сад, начинается одинаково — с дочкиного горького плача и ее активного сопротивления. Поэтому эпопея с детским садом претендует на отдельный сборник.

 

Искусство переговоров

— Давай так — либо я не пойду в садик, либо я гуляю дома.

— Позвони, пожалуйста, в садик и скажи им, что мы улетаем на несколько лет назад.

— Давай устроим два выходных и два рабочих дня — два раза поработали, два раза повыходнили…

 

Мудрое решение

— Мам, я решила, что не хочу себе детей. Пусть у меня лучше будут кошки и собаки, — поделилась со мной своим твердым решением дочь.

— А почему ты так решила? — удивилась я резкой смене ее устремлений. Не так давно она рассуждала о том, что заведет, как минимум, шесть детей.

— С детьми столько нервов надо! Особенно, когда они по утрам плачут и не хотят идти в детский сад.

 

Про отчаяние

— Пусть меня уволят из садика, я больше не могу там работать.

— Не утешайте меня, я все равно буду плакать долго и счастливо!

В саду, заливаясь слезами при расставании:

— Иди мама, иди, пока я еще сильнее в тебя не влюбилась!

 

Про словарный запас

— Знаешь, какое я новое слово выучила в садике?

— Какое?

— Высокомерзская! ))

— Мама, я конечно, хочу в садик, но у нас поварешнИца злая…

— И где ты слова-то такие берёшь?

— Вытаскиваю из памяти.

 

Про технические моменты

— Дай мне воды попить! У меня слезы закончились, мне надо заплакать! — капризничает вечером, выяснив, что завтра пойдет в садик.

— Ты только что стакан боржоми выпила, тебе хватит для слез, — поддерживаю я её идею.

— Я боюсь боржоми плакать, от нее слезы будут колючими!

 

 

Про истинные потребности и манипуляции

— У меня лицо все мокрое от слез. А я хочу жить нормальной жизнью, и никогда не ходить в садик.

— Лучше пожалейте человека, а не ругайте, не видите — он несчастный!

— Эту тетю я люблю! Она очень красивая, потому что меня кицей называет!

— Ты моя любимая мамуля! Даже не хочу в садик ходить, чтобы тебя не бросать!

— Мама, выбирай — либо я не иду в сад, либо ты нас отменишь обоих!

— Мама, пожалуйста, обмани меня прямо сейчас — скажи, что я не буду в садик ходить, а сама потом тихонько отведи…Только, чтобы я не знала!

 

 

Про хороших родителей

— Я хочу родителей, которые будут любить меня по-настоящему и относиться по-человечески!

— А как это по-человечески?

— Не водить в детский сад!

 

 

Воскресное наваждение

Чтобы как-то примирить дочь с детским садом, включила ей мультик про Петрика Пяточкина. Та внимательно пересмотрела его несколько раз. Спустя неделю, в воскресенье, играя дома, она начала напевать песню Петрика.

— Тьфу ты! Не включай мне больше этот мультфильм! — спустя пару минут, прервав пение, раздраженно воскликнула дочка. — Не хватало мне ещё дома, на выходных, про детский садик думать!

 

 

О любви

— Мама, ты знаешь, все-таки в меня точно влюбился тот мальчик, что еще давно подарил мне цветок, — поделилась со мной младшая дочь.

— Правда? Здорово! — порадовалась я дочкиным новостям и, снедаемая веселым любопытством, поинтересовалась. — Как же тебе удалось это точно выяснить?

— Да он снова принес мне цветок, а я его спросила — ты влюбился в меня, что все время цветы даришь?

— И что он ответил? — продолжала выяснять я, вспоминая, как подаренный дочери цветочек стал целым событием в жизни маленькой женщины.

— Сказал, что любит, — победоносно выдохнула дочь. — Но Аня Ширма сразу начала его упрашивать, чтоб он и ее тоже полюбил, хоть капельку!

— И что же твой кавалер?

— Сказал: нет, не могу, я только эту Аню буду любить!

— А как же этого замечательного мальчика зовут?

— Не знаю, я боюсь спрашивать.

 

 

Трудный выбор

— Не пойду в садик! — поставила мне утренний ультиматум дочь.

— Тогда выходи замуж и сиди дома с ребенком, — не справившись с родительской ролью, пошла я от отчаяния ва-банк.

— Замуж!? Нет, замуж я точно не пойду! Замуж я ещё больше, чем в садик не хочу! Вечно с этим мужем договариваться!..

 

Про горькую правду и сладкую ложь

— Мама, а помнишь, как Аня в начале лета начала спрашивать всех, когда уже наступит осень? — смеясь, вспомнила старшая Вероника.

— Да, это любимая фишка моих детей, — улыбаясь подтвердила я, — мечтать о том, чего сейчас нет. Кстати, осень уже не за горами.

— Не напоминай мне про это, — попросила Вероника, — не хочу даже пока думать о том, что каждый день снова надо будет ходить в эту школу…

— Да, Вероника, тебе снова на учебу надо, а я с мамой буду дома! — подлила масла в огонь её младшая сестра.

— Ты сильно не радуйся, — зловеще предупредила старшая. — Тебе тоже надо будет в садик ходить!

— Нет, не надо! — ярко запротестовала Аня.

— Нет, надо! — продолжала настаивать Вероника.

— Доченька, мама пойдет на работу, и тебе действительно надо будет идти в сад, — внесла я предельную ясность в их спор.

— А-а-а-а! Зачем вы мне это сейчас, посреди лета сказали! — громко запричитала моя младшая дочь. — Я так хотела ещё спокойно пожить!

 

 

В магазине игрушек

— Мам, ты же не хочешь меня потерять?

— Нет!

— Тогда ходи за мной!

— Но я тоже люблю рассматривать игрушки!

— Хм… ты же большая тетя!

— Хотя нет, это для других детей ты тётя, а для меня — мама! — через минуту рассудила дочь. — Ладно — ходи, смотри!

 

Бабушкин подарок

Подарила бабушке кулек с конфетами.

На следующий день просит разрешения съесть одну конфетку, уплетает сразу три.

— Ох, и вкусные я тебе конфеты подарила, бабушка!

 

Эмоциональное

— Вы что с ума сошли? У вас маленький ребёнок, а вы с ним не играете! — воспитывает нас дочь, заливаясь слезами.

 

Ироничное

— Анюта, чего суп не ешь?

— Он вообще-то горячий! И потому что ложки в нем нет, прикинь!

 

— Мам, смотри какой трактор желтый приехал!

— Ух ты! — выразила я свое восхищение трактором.

— И не говори! Сама заинтересовалась!

 

 

Про скучных взрослых

— Мама, а что у взрослых теть бывают только черные и белые колготки? Как это скучно!

 

 

Увидела на дороге палку

— Мама, мне обязательно надо ее поднять! Обязательно! Потому что такой нежной и маленькой девочке, как я, просто необходима такая крепкая дубина!

 

Знакомство

— Мам, можно я в ванной сегодня посижу? Я не буду голову мочить, честное слово!

— Нет, сегодня нельзя, — строго отказываю я. — Ты мне уже несколько раз обещала, а в итоге приходится поздно тебе волосы сушить. Я тебя уже очень хорошо знаю! — уверенно заключила я.

— Знаешь, что я Анна Витальевна, да?..

 

О прогнозах на будущее

— Как тебе в коллективе? Нравится? Какой ты голос? — интересуюсь я у старшей дочери, которая в первый раз сходила на хоровое занятие.

— Сопрано, — отвечает дочь, пытаясь перекричать младшую, которая отчаянно начинает голосить в момент нашей беседы песню «Плакала».

— Знаешь, мама, по-моему, когда Аня подрастёт, то будет тенором, — с раздражением в голосе замечает старшая, имея в виду низкий, с хрипотцой, голос вредной сестры.

— Не! Я не буду тенором! Я буду директором, — уверенно отрезает, певица, замолкая на полуслове.

 

Открытие

— Мама, а что, оказывается, Серёжа тоже был маленьким!? — удивлённо спросила меня дочь, рассматривая фотографию, где были запечатлены ее старший брат с сестрой, где им тринадцать и год соответственно.

— Конечно!

— Неужели все старшие братья и сестры сначала бывают маленькими???

 

На злобу дня

— Дизлайк, это мама, она все время сердится.

 

— Мама, скажи, может один человек бороться со злом?

— С каким злом?

— Ну, например, со злом в маме.

 

— А ты точно моя мама?

— Конечно!

— Мне кажется, ты чудовище в костюме мамы…

 

 

Про разнообразие

— Мама, а чего я тебя Инной не называю?

— А зачем меня Инной называть?

— У нас на площадке есть мальчик Марк, так он свою маму Инной зовёт! Можно и я тебя Инной звать буду?

 

Из новейшей истории

— Мама, коронавирус — это совсем не главное! Бог — это главное!

— А-а-а-а! — горько, отчаянно и совершенно неожиданно разревелась моя дочь.

— Что случилось, доченька, — тревожно спросила я.

— Мне коронавирус стало жалко! — прямо-таки захлебываясь рыданиями, поделилась она.

— Почему? — искренне удивилась я, уже рассчитывая на интересный ответ.

— Его никто, ну никто, не любит!

 

В трудном деле воспитания я, наконец, к своим сорока пяти нашла самый работающий рецепт родительского счастья смотреть, видеть, слушать и слышать. И еще верить. Верить в своего ребенка, в его мудрость и в то, что его появление в нашей жизни неслучайно. Я искренне убеждена, что каждый ребенок — уникален, и приходит к нам для того, чтобы мы лучше узнали себя.

4 2 votes
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments