Во-первых, это очень красиво…

Изольда Тихоновна преподавала математику. Она обожала свой предмет. Любила алгебру и геометрию так, как любят своих детей еврейские мамы. Причем, геометрия была любимым ребенком. Своих детей Изольде Тихоновне Бог не дал.

— Геометрия — это, во-первых, очень красиво, — любила повторять она. — А, во-вторых, все в нашей жизни связано с геометрией. Когда вы идете в магазин, вам кажется, что вы идете по прямой, а земля плоская. Но если вы будете лететь на самолете из Киева в Рим, то уже заметите, что самолет летит по дуге окружности. Потому что это — кратчайший путь между двумя точками на поверхности Земли. И, значит, мы замечаем, что Земля больше похожа на футбольный мяч, чем на блин. И вот вы идете в магазин по прямой, встречаете на своем пути меня, и наши прямые пересекаются…

Изольда Тихоновна видела геометрию везде и всегда. Вот и сейчас в вагоне метро она стояла над свободным местом и думала: «Надо же, равнобедренный…».  Перед ней было свободное место. Слева и справа сидело по мужчине. Каждый смотрел в свой смартфон. Правый читал, а левый бегал по крышам вагонов. Они сидели так, будто хотели обнять коленями весь мир. Колени их соприкасались, образуя вершину перевернутого треугольника. Равнобедренного, как верно определила Изольда Тихоновна.

 

— Да… Тому, кто не сумел обнять коленями весь мир, обычно остается крутить щербатый телефонный диск, как стол на спиритическом сеансе… Вы позволите, — сказала Изольда Тихоновна, забыв поставить вопросительный знак в конце.

Правый мужчина сдвинул колени так, словно открыл двери в сад. Левый бегал по крышам вагонов. Свободное место напоминало теперь трапецию.

— Эту прямоугольную трапецию придется исправлять, — сказала Вселенной Изольда Тихоновна.

Она аккуратно обошла ногу левого мужчины, присела на край сидения, замерла на секунду и… резким уверенным движением продвинулась назад.

— Прямоугольник! — сказала Изольда Тихоновна так, как в казино выкрикивают «Бинго!».

— Эй?! Шо такое?! — левый оторвался от крыш и с недоумением взглянул на Изольду Тихоновну. Она встретила его недоуменно-возмущенный взгляд прямо и спокойно. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга.

— Шо вы на меня так смотрите? — спросил мужчина.

— Я вас внимательно слушаю.

— Но я ничего не говорю…

— А я на всякий случай. Вдруг вам таки есть, что мне сказать… Так будете говорить или мне придется ждать до скончания века?

— Нет, — сказал мужчина, слегка неуверенно. Сидел он теперь гораздо скромнее.

— Я так и думала. Значит, можно и почитать.

Изольда Тихоновна достала книгу и прочитала:

— «Квадраты окон, арок полукружья…»

— Геометрия, — пробормотала Изольда Тихоновна. — Моя любимая геометрия…

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments