Прости меня

У Сергея была одна нелогичность: владея английским на высоком уровне, он часто посещал образовательные мероприятия темой которых был язык. Единственное его требование к таким мероприятиям — они должны быть бесплатными или не дороже билета на дневной сеанс кино. Зачем Сергей это делал сказать трудно, потому, что научиться чему-то новому на бесплатных мероприятиях практически невозможно: там всё было на уровне новичков. Может, Сергей примерял на себя роль ведущего или докладчика мероприятия, наблюдал лекторские приёмы взаимодействия с аудиторией, оценивал качество представления визуальных материалов, а может — тренировал выдержку и добровольный отказ от доминирования

Так было и на тренинге от довольно известного в городе образовательного центра, с той лишь разницей, что вход на мероприятие стоил чуть дороже того, что Сергей обычно себе позволял.

Докладчица, милая женщина примерно тех же лет, что и Сергей, сделав паузу, предложила каждому из присутствующих придумать какое-то совершенно нереальное условие из прошлого, исправить которое нет никакой возможности.

Сначала Сергею в голову полезли стандартные варианты типа «если бы я родился в Норвегии, то…», но мысль не остановилась на избитом примере, тем более, что соседка, угловатая тинэйджер-школьница, шепотом размышляла в том же скандинавском направлении.

Мысль Сергея стала рыскать в его прошлом в поисках нереального условия.

Первый свой адрес, который Сергей выучил в пять лет и мог чётко назвать, был: улица Мостовая, 13, квартира 5. Ничего в этом адресе особенного не было, просто неширокая улица в старой части города. По обе стороны стояли одно-двухэтажные дома, тротуары и проезжая часть составляли одно целое. Само название улицы подталкивало к предположению, что где-то поблизости был мост, но моста в действительности никогда не было. Улица же носила такое название потому, что когда-то, ещё в дореволюционные времена, её вымостили камнем (откуда Мостовая), но это была не брусчатка, которую ещё можно увидеть на некоторых участках центрального проспекта, а камень грубой обработки разной формы и размеров.

Наверное, у мещан и купцов средней руки, живших на улице, просто не хватило средств на аккуратное мощение. Вместе с тем, на улице непроходимой грязи и огромных луж не было, неказистая мостовая свою работу выполняла.

Мощение во дворе Сергея было такое же, как и по улице — каменное, а в дополнение — справа при входе во двор лежал огромный валун, который мастерам из прошлого не удалось приспособить к делу.

Сергею разрешали гулять во дворе без присмотра, но только с условием «не выходить за большой камень». Так было потому, что при внешнем благополучии улицы на ней жили наркоманы. В свои пять Сергей не знал, кто это такие, а объяснения мамы — медработника, он понимал не до конца. Мама говорила, что наркоманы принимают какие-то вещества и из-за этого мир им видится в «розовом цвете» и «они находятся в полусне».

Шальная мысль, наткнувшись на воспоминание, предложила составить условное предложение «если бы я в детстве был наркоманом, то…», но внутренний ревизор решительно отбросил вариант с прозвучавшими в голове словами: «Что за бред?!».

Мысль покорно потекла дальше по Мостовой. Серёжа помнил, как иногда на улице, проходя с папой или мамой, они встречали двух неблагополучных детей — мальчика, примерно Сережиного возраста и девочку, лет двух. Родители говорили, что это дети наркоманов. Серёга внимательно смотрел на этих детей, но ничего особенного в них не замечал, кроме того, что губы малышки были полнее и больше, чем у детей, которых Сергей видел в садике. Когда-то Серёжа попробовал горький перец, от чего его губы просто горели и были, по ощущениям, таких же размеров, как у девочки. Тогда Серёжа думал, что родители наркоманы дают детям перец.

Дальше поиск условия из прошлого привёл Сергея к тому летнему дню, когда он сам гулял во дворе. Во двор, держась за руки, вошли «дети наркоманов». Сергей пошёл к ним на встречу, как исследователь, которому удалось столкнуться с объектом своих исследований «лицом к лицу» без посредников. Некоторое время Сергей смотрел на детей, но никакой реакции со стороны «объекта» не было. Мальчик в грязной майке и каких-то штанах, а его сестра в замызганном платьице замерли и молчали. Девочка босыми ногами стояла на камне. Чтобы получить какую-то реакцию или действие от «детей наркоманов» Сергей наступил на левую босую ножку девочки своей ногой в сандалии. Реакция не последовала, поэтому Сергей наступил так, как он наступал на гусениц или колорадских жуков в селе у бабушки, наступил безжалостно, пяткой, будто хотел, чтобы от огородного вредителя осталось только мокрое место. Дальше была бурная реакция — ребёнок орал, заливаясь слезами. Сергей убежал в глубь двора, а дети не смогли пояснить, что произошло вышедшим на детский крик взрослым. Неблагополучных детей выпроводили домой, дальше по улице.

Сергей тогда сразу понял, что наступать на ноги маленьким — плохо, но если бы кто-то из взрослых не допустил этого, если бы как всегда родители крепко держали за руку, предотвращая встречу двух миров.  Серёжа ещё вспоминал тот глупый случай, потом как-то, будучи школьником, успокоил себя тем, что у «детей наркоманов» и без оттоптанной им ноги никаких шансов в жизни не было.

Мысль, в поисках основы для условного предложения, остановилась, как таможенная собака возле чемодана на контроле в международном аэропорту. «Если бы родители были со мной там в мои пять лет» — было единственным вариантом Сергея.

Сергей так и сказал своё нереальное условие по-английски, которое совершенно выпадало из лавины нереальных условий смены места рождения, материального состояния родителей, размера наследства от бабушки.

Сергей выпалил свой пример: «If I had been with my parents there at my 5, then the world would have been a bit better place now». На что докладчица сказала, что предложенное Сергеем условие может и не быть таким уж нереальным, а потом добавила: «Actually, it’s enough to ask, ‘Please, FORGIVE ME!’».

Простая формула «Прости меня» ещё долго крутилась в голове Сергея после того, как он взглядом проводил докладчицу, которая шла от трибуны, слегка прихрамывая.

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
1 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
View all comments
Илона

Доброго времени суток!
Неужели докладчица — это та самая девочка, «дочь наркоманов»?

1