Шахматы и книги

Шахматы для всего мира, а для нас особенно, что-то значительно большее, чем просто умная настольная игра. Шахматы — часть культурного кода.

Изображение доски с фигурами стало визуальным синонимом глубокого анализа и сложных решений в политике, финансах, управлении.

Шахматы — неизменный атрибут интеллектуала, будь то сыщик, бизнесмен, учёный, военачальник, писатель.

Даже те, кто далёк от шахмат, используют в речи шахматные термины: дебют, цейтнот, рокировка, пешка, ход конём, патовая ситуация и даже цугцванг.

Неудивительно, что шахматы часто встречаются в художественной литературе (преимущественно вскользь, а иногда как основа сюжета).

На этот раз приглашаем всех к «Книжной полке», где подобраны произведения, в которых именно через шахматы раскрываются характеры и драмы героев, их сильные и слабые стороны, мысли и чувства.

 

Александр Куприн, «Марабу», 1909 год

Сюжет этого небольшого рассказа разворачивается вокруг попытки неназванного героя-повесы высмеять и покуражиться над игроками в шахматы, собравшимися в отдельной комнатке кафе. В этой затее он прибегает к приёмам карточных шулеров (покров таинственности, головокружительное повышение ставок, блеф), но шахматы построены на открытости, равенстве положения игроков в начале игры, исключающей случайность или везение. Все отчаянные попытки героя одурачить игроков, привыкших к глубокому анализу, очень быстро заканчиваются полным фиаско. Дерзкому герою только и остаётся, что обесценивать великую, хитроумную, благородную игру и сравнивать игроков с внешне неприглядными птицами, собирающимися в большие колонии и малоподвижно созерцающими окружающее пространство саванн. Шахматный мир знал множество сенсаций, но ни одной, сотворённой мелким человеком.

 

Владимир Набоков, «Защита Лужина», 1929 год

Сам автор, известный ещё и как успешный литературовед, утверждал, что «книгу вообще нельзя читать — её можно только перечитывать». Эта мысль в полной мере относится к роману «Защита Лужина», каждое повторное чтение которого вознаграждается новым взглядом, глубокими мыслями и лучшим пониманием разнообразных человеческих проблем. При этом после любого по счёту прочтения «Защиты Лужина» вопросы окончательно не исчезают.

Все герои романа, среди которых нет отрицательных, остаются не до конца понятными в своих мотивах и поступках. Им всем чего-то сильно не достаёт. Герои пытаются это недостающее отыскать в удобстве бытия, успешности, окружении себя красотой, полным погружением в творчество или высокоумием (чего стоит рассуждение об 1/432 пфенинга в секунду) и даже самоотверженном служении близкому. Но всё тщетно: терновник не даёт виноград, а репейник — смоквы.

В итоге обычная в общем-то для шахмат проблема — поиск эффективного противостояния сильному сопернику за доской — приводит к тому, что главный герой «выходит из игры».

 

Стефан Цвейг, «Шахматная новелла», 1943 год

Центр драматических событий произведения — шахматный матч непобедимого чемпиона мира Мирко Чентовича и таинственного доктора Б. в курительном салоне океанского парохода.

У каждого из участников битвы интеллектов и характеров своя история достижения вершины мастерства в «королевской игре». Причём, если мастерство высокомерного Чентовича — везение и непостижимый врождённый дар, развивавшийся одновременно с тщеславием и жадностью, то виртуозность игры доктора Б. — награда за верность долгу, самоотверженность и стоически перенесённые испытания.

Сама история доктора Б. — захватывающее повествование, способное поддержать читателя в самых сложных жизненных ситуациях.

Всё перечисленное превращает роман в нетривиальное доказательство несокрушимости силы духа, доброты и смирения искреннего человека.

 

Артуро Перес-Реверте, «Фламандская доска», 1990 год

События захватывающего детективного романа разворачиваются вокруг художественного шедевра Питера ван Гюйса, изображающего игру в шахматы. Эта картина, написанная на дубовой доске более 500 лет назад, попадает в домашнюю мастерскую главной героини, молодой женщины Хулии, для реставрации перед продажей на аукционе. Работая с картиной, Хулия под одним из многочисленных слоёв краски обнаруживает загадочную надпись латынью.

Для расшифровки значения этой надписи Хулии необходимо распутать шахматную позицию, чрезвычайно тщательно и подробно выписанную фламандским мастером.

По мере того, как с помощью экспертов искусствоведов и историков, а также привлечённого гроссмейстера Муньоса  идёт продвижение к разгадке зашифрованного послания ван Гюйса о преступлении, совершённом в XY веке, вокруг Хулии начинают происходить жестокие убийства. Неизвестный убийца из двадцатого века сопровождает свои злодеяния записками с ходами, сделанными за чёрных в партии со старинной доски. Разоблачить хладнокровного убийцу можно только поняв двойную логику его шахматных ходов.

Детектив так же интересен доступно поданной информацией из истории европейской живописи, содержит любопытные, хотя и не бесспорные, рассуждения о символах шахматной игры, оставляет героиню перед нелёгким выбором, сделать который ей придется вне романа. Возникающее у читателя желание поспорить с автором отличает стоящее литературное произведение.

Роман предназначен для взрослых читателей, способных заглянуть глубже мутной поверхности современного бытия.

 

ЧИТАЕМ ДЕТЯМ

Ефим Чеповецкий, «Приключения шахматного солдата Пешкина», 1961 год

Игра в шахматы, даже если это первые в жизни тренировочные партии, всегда величайшее напряжение и концентрация (такова природа этой игры). Сказочная повесть Ефима Чеповецкого помогает маленьким шахматистам отвлечься и увидеть в шахматных фигурах живых героев, способных по своей, а не игрока, воле принимать важные решения, дружить, бросаться на выручку, проявлять смекалку.

В повести много доброй фантазии и смелых экспериментов, но именно эти качества и отличают игру истинных мастеров.

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments