Детоводители традиция тьюторства в духовном преподавании

Когда в область человеческого существования вливается истинное предание Церкви, то эта область оживает, расцветает и плодоносит. Православие не отметает старые формы, но наполняет их новым Духом радости, мудрости, света.

Как-то будущему митрополиту Иллариону Алфееву (а тогда — иеромонаху), неожиданно для него самого, предложили преподавать богословие. Когда же он пришел в класс, то понял, что семинаристы крайне не любят этот предмет. На вопрос «как вам его преподавали?», ответили, что они в течение нескольких лет заучивали, что: 1) у Бога семь свойств, 2) душа делится на три части и 3) многое тому подобное. Тогда митрополит Илларион рассказал им о богословии, как о живом духовном опыте, ведущем к реальному, живому Христу. Раскрыл связь догмата и духовной жизни и связал личную жизнь семинаристов с преподаваемой темой. Так те впервые увидели, что богословие может быть не только не скучным, но и крайне важным в жизни человека, так как отвечает на реальные, как глобальные, так и повседневные вопросы бытия.

Поскольку Бог реален, то и представление о Нём должно быть правильным, точным, соединенным с реальностью. Один из современных святых говорил, что человек не станет человеком, пока его не интересует, как же на самом деле устроен мир. С помощью богословия человек обретает почву под ногами и получает ответы на свои вопросы: Бог есть, Бог даёт Себя познать и по любви открывается людям. Богословие ценно всегда, имея ценность в самом себе, но особо ценно тогда, когда оно значимо, когда им интересуются, изучают и продолжают.

Продолжить богословие может тот, кто смиренно испросив помощи Святого Духа на вопросы, которые ставят современность и жизнь, даёт ответы, основанные на опыте и мудрости святых отцов. Это означает не только работу с источниками, но и тот факт, что ученик, на основании собранного материала, должен будет делать выводы, анализировать, обобщать, мыслить. Дух, действующий в Церкви, поможет ему мыслить правильно. Следование традиции поможет не ошибаться. И, наконец, собственная духовная жизнь превратит богословие в реальность, которую и он сам сможет замечать по мере своего труда и возрастания.

 

Богословское осмысление предмета возможно далеко не только тогда, когда речь идёт о собственно богословских вопросах. Любая отрасль людского знания преображается в лучах веры. Наталья Трауберг в последние годы жизни читала в одном из Московских храмов лекции по истории Англии. Вера охватывает собой всё, в том числе, конечно, и историю. Но, если для обыкновенного человека история есть цепь событий, то христианский взгляд позволяет увидеть в ней место встречи людей и Бога, где каждая мелочь совершается согласно духовным законам. Только тогда может быть понятно, почему Вильгельм Завоеватель был похоронен своими же баронами с таким отвращением, почему Эдуард Исповедник не пользовался услугами охраны (и был убит), а другой Эдуард, тоже святой, относился к жене, как к сестре. Духовный взгляд видит за событиями их суть, а благодать помогает ему наиболее полно и глубоко постигать смыслы происходящего и действия персонажей. Да и как иначе понять, почему Ричард Львиное Сердце, чувствуя ненависть к французскому королю, не причастился перед смертью, хотя и пособоровался, или судьбу сыновей Генриха Второго, один из которых умер в мире с совестью только после того, как испросил у отца прощения за мятеж и был им прощён. Всё в мире следует за Господом. Всё, кроме учёных, которые, вычеркнув из своего обихода Высшую волю, стараются объяснить, почему эта Высшая воля повела себя так и иначе.

 

Древняя оксфордская традиция, которой и я всегда следую — проводить лекции и беседы на самые разные темы для студентов у себя дома. Так, за чаем и угощением, без оценок и зачётов, самые пытливые задают свои самые важные вопросы на определенную тему и не только. Преподаватель отвечает и сидит с ними до тех пор, пока они не зададут свой последний вопрос. Замечу, что этой традиции в Оксфорде следовали как не обременённые семьёй (Льюис Кэролл), так и имеющие семью (Толкиен). Согласно такой традиции преподаватель передаёт не столько знания, и даже не только материалы своей громадной исследовательской работы, но своё горение сердца в отношении к тому, что он любит.

Это на самом деле традиция приобщения к радости, к тому свету, который преподаватель узрел в том, что он изучает. Поэтому, говоря об истории Ирландии, мифологии Скандинавии, стихах Фроста, и вообще о чём угодно — одновременно вполне возможно делиться со слушателями своей радостью о Господе.

Одна студентка говорила: «Когда преподаватель дарит доброе человеческое отношение студенту — он тоже приводит Господа в их жизнь». А один современный подвижник встречал людей такими словами: «Радость — человек пришел!». Что-то подобное испытываем и мы на таких встречах, о которых один знакомый сказал: «Я думал, что только в 60х-70х годах люди встречались, чтобы говорить о высоте и поэзии». Конечно, во все века будут те, кому суть и смысл дороже статуса в обществе, а высокая песня ценнее хлеба насущного. Но какая же радость встретить таких людей на жизненном пути. Кто нашел друга — нашел сокровище. А где сокровище ваше — там и сердце ваше.

Духовный преподаватель не просто вычитывает материал, но настраивает души студентов на небесный лад.

 

Годы, проведенные мною как преподавателем со студентами, были моей драгоценностью. И теперь, когда студенты выпускаются, мною овладевает чувство, будто родные уехали в далёкую и неизведанную страну. Но дружеские связи, которые создаются между преподавателем и студентами не слабеют. Точно так же, и спустя много лет после выпуска, раздаются звонки, происходят светлые встречи. В такой традиции преподаватель и студент навсегда обретают друг друга ради чего-то большего, чем обмен знаниями — ради общей жизни. Это и есть тьюторство: когда преподаватель помогает каждому студенту отдельно, проводит с ним много времени, а по сути — становится его старшим другом и помощником.

 

Когда протопресвитер Иоанн Мейендорф преподавал православные предметы, то он часто приглашал студентов к себе домой, на дружеские беседы. Мне тоже близка эта оксфордская традиция тьюторства — когда студенты становятся для преподавателя частью его жизни и сердца, и он посвящает студентам столько времени, сколько нужно им для того, чтобы обрести радость.

Июнь в университете, где я преподаю — пора зачётов и выпускных. Однажды, в преддверии экзамена по моему предмету, студенты пришли ко мне на консультацию. Они переживали и волновались, и мы решили, что лучшим средством для поднятия настроения будет вечер средневековых нарядов. А что ещё нужно человеку для счастья, как не облачиться в древний костюм какой-нибудь воительницы, эльфийки или королевы? Особенно, когда все вокруг так искренне рады видеть тебя!

 

Для преподавателя такие приходы студентов, такое общение с ними — трепетное чудо. На всю жизнь сохраняются эти светлые связи, которые радуют нас из года в год. Помню, как один слушатель лекций приехал ко мне, чтобы познакомиться с писателем дома. Мы пили чай и говорили о том, что было для него важно. А потом он вынужден был уехать жить в Европу, но мы так же переписываемся с ним и разговор наш, начавшийся много лет назад, не прервался. Однажды он попросил меня передать одному светлому и мудрому священнику из моего города свою благодарность. Ответ священника тронул нас обоих: «Моё сердце», сказал батюшка, «всегда открыто для вас».

 

Или ещё случай, когда некая студентка обратилась ко мне с вопросом, что она уже пять лет ходит в храм и даже поёт на клиросе, но до сих пор не знает, как это — ощущать реальность присутствия Бога. И я предложил ей совместную волонтёрскую поездку в больницу. Она тотчас решила ехать. Полдня вместе со мной помогала больным. И когда мы, наконец, вышли за ворота больницы в город, она с удивлением сказала, что теперь впервые чувствует благодать Господню.

 

Часто бывает, что всё, что нужно молодому человеку, это чтобы кто-то просто побыл с ним рядом, выслушал его, помог ненавязчиво разобраться в собственных мыслях и найти мудрое решение. И тут снова на помощь приходит тьютор, рядом с которым студенты могут ощутить себя нужными в этом мире. Все чаепития, прогулки и встречи — лишь результат этой нужности. Толкиен говорил: «Каково̀ в дому — таково̀ и самому». И сердце преподавателя становится таким домом, откуда студенту не хочется уходить. По сути, это и есть лекция. Лекция о том, что в основании нашего мира лежит добро. И мы можем на это добро опереться в жизни.

 

А незабываемые прогулки со студентами после лекций! Когда на землю уже спустилась ночь, а мы все идём и разговорам, кажется, нет конца. Ночь делает всех нас ближе друг к другу и от слов словно струится свет, который греет нас в сумраке. Помню, как одним таким морозным зимним вечером мои студенты изрядно замёрзли, а я, чтоб обрадовать их, читал им наизусть некую удивительную поэму Маяковского.

 

Память способна хранить старую радость. Этот закон открыл психолог Виктор Франкл — всё хорошее, что случилось с нами, остаётся с нами навеки. Каждый радостный миг с друзьями, каждая встреча, каждое стихотворение становятся частью нашей души. Мы не обладаем ими, но принимаем в себя, соединяем с собой. Поэтому всё это с нами до тех пор, пока в раю мы обретём всё чаемое нами добро как никогда не оставляющую нас реальность. Тогда всё добро всего мира и неба вольётся в нас и никогда, никогда не разлучится с нами.

 

Есть радость познания, которая есть радость приобщения к разным формам выражения божественной мудрости и красоты, явленных через природу, искусство, науки и вообще через всё, что только можно познать.

Преподаватель, в силу возраста, может сказать об этой красоте больше, ведь он столько лет с радостью наблюдает её в бытии. А такие рассказы — всегда радость для каждого, кто только тянется к свету.

 

Со студентами всегда есть чем поделиться. Ведь преподаватель в классическом смысле (от Аристотеля до Клайва Льюиса) это не тот, кто компилирует источники, но тот, кто представляет студентам сумму всех своих «вникновений» в бытие. Причём, далеко не только по своему̀ предмету. И, конечно, всё это вызывает у вдумчивых студентов много вопросов. Ответить на них в ходе лекции по ограниченности времени просто невозможно. И тут на помощь приходят задушевные беседы во время долгих прогулок, чаепития, и даже совместное волонтёрство и походы в храм.

 

Так, преподаватель становится максимально доступен и ценен не за регалии, отличия и звания, но за собственный духовный опыт, который выражается в его открытиях.

Собственно, именно таким и было преподавание в древности — ученики собирались вокруг учителя и какую-то часть дня проводили с ним. А учитель взамен давал им стройную систему осмысления бытия. Помогал обрести внутреннюю гармонию. Открывал им глаза на всякую красоту и помогал её умножать.

 

Ведь успех преподавательского дела не в том, чтоб студенты выучили обстоятельства жизни Платона или Григория Богослова. Он в том, чтобы они сами захотели прочесть и того, и другого. Сами приступили к познанию всего, что вдохновил их познать наставник. Как об этом говорила одна моя студентка: «Без любви к познаваемому невозможно познать то, что познаёшь». Возможно только подготовиться к экзамену — но наша цель не в этом, она в приобщении студента к ещё одной, запечатленной Духом красоте, которую являют разные грани изучаемого им предмета. Она в том, чтоб Господь и через изучаемый нами предмет вошел в нашу жизнь. Лишь тогда мы видим, что познание — есть радость, а жизнь — блаженство.

1 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments