Смерть по собственному желанию?

Смерть по собственному желанию?

Любая болезнь приносит с собой потрясение, расшатывает основы привычного мира, разрушает планы и подчас ставит человека перед фактом близости собственного ухода: необходимостью принять неизбежный конец. Современные люди часто видят в боли, последних страданиях, физической немощи, исчезновении внешней привлекательности непоправимую трагедию, которой надо во что бы то ни стало попытаться избежать.

Желание уйти из жизни безболезненно, легко, спланированно, похоже, становится чрезвычайно модным. В мире, основами которого являются социальный статус, высокий уровень доходов, известность, активная деятельность, все, что связано со смертью, вытесняется из сознания, изгоняется из сферы внимания и активного осознания. А уж если приходится сталкиваться с ней лицом к лицу есть современный способ попытаться уйти на своих условиях.

Эвтаназия, мелодичное слово греческого происхождения, первоначально несло в себе смысл легкой, блаженной, безболезненной смерти. В наши дни, однако, слово приобретает глубокую интонацию личного выбора оборвать жизнь по собственному желанию, возможности умереть по своему сценарию и часто звучит в ходе горячих дебатов на самом высоком уровне.

 

Исторически практика восходит к полулегендарному Ликургу, основателю Спарты: тяжелобольных и раненых не брали к месту следующей стоянки, ведь они рассматривались как обуза для войска.

Отец ныне царствующей английской королевы, Георг V впал в кому после тяжелого бронхита. Страдания короля прервал придворный медик… Немецкий философ Зигмунд Фрейд, страдавший раком неба, после 31 операций, проведённых под местной анестезией, продолжал страдать от сильных болей. Он ушёл из жизни с помощью своего друга, доктора Шура, 23 сентября 1939 года. Фрейд уговорил доктора ввести ему смертельную дозу морфия.

Примечательно, что распространение практики «удобной смерти» началось со стран весьма и весьма развитых. Пионером в области легализации добровольной смерти стали Нидерланды. Еще в 1984 год Верховный суд страны признал добровольную эвтаназию приемлемой, а 1 апреля 2002 года эвтаназия в Нидерландах стала легальной. Правда, есть ряд обязательных условий, без выполнения которых путь к легкой смерти будет закрыт: больной должен быть в здравом уме, несколько раз официально и документировано выразить желание уйти из жизни, иметь неизлечимое заболевание и испытывать невыносимые боли.

Кроме этого, на данный момент эвтаназия легализирована лишь в некоторых штатах Америки, Швейцарии, Люксембурге и Бельгии. Однако статистика говорит о том, что половина человечества вполне готова принять «лёгкую смерть» как естественный конец нашего пути. Готова до такой степени, что в Нидерландах всерьёз обсуждается возможность её применения ко вполне здоровым людям в расцвете сил — просто потому, что человек имеет право прервать свою собственную жизнь, если «он уверен, что ему так хочется».

ПОЕХАТЬ В ШВЕЙЦАРИЮ…

Этот дом на окраине Цюриха ничем не отличается от соседних. Им владеет организация «Дигнитас» (Dignitas), основанная юристом Людвигом Минелли. Последний редко даёт интервью: у него на родине, в Швейцарии, к его деятельности приковано весьма неоднозначное внимание. Людвиг утверждает, что борется за право неизлечимо больного пациента получить «достойную смерть», когда «его жизнь становится слишком ужасной». Сегодня, 11 декабря 2008 года, сюда прибыл англичанин Крейг Эберг с женой Мэри.

Поскольку в Британии он не может рассчитывать на подобную помощь врачей, семья купила билеты в Цюрих. Для Крейга это билет в один конец. В Цюрихе, который прочно завоевал мрачную славу «мировой столицы смерти», уже привыкли к туризму самоубийц, а в английском языке появилось выражение «поехать в Швейцарию», т.е. умереть.

Последние минуты Крейга из английского города Херрогэйт будут засняты на видеокамеру как доказательство свободной воли и возможный сильный аргумент для английского суда, который вероятно захочет допросить его супругу после его ухода. Да, болезнь Крейга неизлечима, прогрессирующая деградация двигательных нейронов постепенно, но неумолимо приводит к полному параличу тела. С каждым днём он все больше зависит от жены. В последнем интервью Крейг говорит: «Если я это не сделаю, мне остаётся лишь страдать и обречь на страдания мою семью. И поэтому — пусть я умру!».

В уютной комнате с помощью жены Крейг вторично подписывает специальный протокол — личное официальное соглашение на смерть. Доктор отмеряет в стакане смертельную дозу барбитуратов, которые погрузят пациента в сон, затем — в кому, а через полчаса вызовут полную остановку дыхания. Но, согласно законам Бельгии, выпить смертельный коктейль Крейг должен самостоятельно и тогда доктор не сможет быть обвинен в убийстве больного. Крейг обнимает жену в последний раз, в комнату вплывают чудесные звуки — пациент решил уйти под 9 симфонию Бетховена. Это его последнее желание. И хотя многие врачи, в частности реаниматологи, утверждают, что выбор Крейга безумен, что естественной смерти вовсе не стоит так бояться, уже более 800 человек из многих стран мира обратились в «Дигнитас» для того, чтобы самим назначить день своего ухода и спланировать свою безболезненную и «красивую» смерть.

В Швейцарии шесть организаций официально занимаются «суицидальным туризмом» — так перефразированно звучит эвтаназия. Четыре организаций из шести работают исключительно с иностранцами, поток желающих велик. Необычный тур начинается с осмотров местных достопримечательностей, а заканчивается смертью клиента. За дополнительную плату та же организация может заняться осуществлением похорон: в 2011 году в озеро Цюриха было опущено 60 контейнеров с прахом иностранцев, нашедших последний покой под водой. Местное население лояльно относится к такому феномену и единственное, о чем просят местные жители — не совершать эвтаназию на арендованных квартирах. К многочисленным катафалкам в городе почти привыкли…

НА ДРУГОМ КОНТИНЕНТЕ

Современный мир чрезвычайно подчёркивает важность комфорта, удобства, полной свободы выбора решений. И эти права теперь стремятся реализовать не только в жизни, но и в том, что касается смерти. Резонансная история Бриттани Мейнард остаётся на виду у прессы даже спустя 5 лет после её смерти. 1 января 2014 года молодой женщине был поставлен диагноз «глиобластома, опухоль мозга 2 степени». В одночасье поменялось все. Бриттани лишь недавно вышла замуж и видела свое будущее совершенно другим: дети, любимая работа, путешествия с мужем, свой дом. В апреле стало ясно, что болезнь быстро перешла в 4-ю, терминальную, стадию. По мнению врачей, у Бриттани было около полугода времени. От медикаментозного лечения молодая американка отказалась сразу, приняв решение жить обычной жизнью вне больничных стен столько, сколько сможет. Ее пугали тяжелые будни химиотерапии, необходимость тратить огромные деньги, менять ритм жизни, стать обузой родителям и мужу. Она составила список неотложных дел, которые хотела бы успеть осуществить до смерти: туда входила поездка семьёй на Гранд Каньон и празднование дня рождения мужа. И переезд в штат Орегон, где была легализирована эвтаназия. Смертельную дозу лекарства женщина приобрела заранее. По её словам, в тот день она испытала «необыкновенное облегчение», ведь теперь она сама могла назначить день Х, когда решит умереть, убежав от болей, ужасов больницы и тяжелых моральных страданий последних дней. Муж Дэниел, мать и отчим полностью поддержали Бриттани в её выборе. Мейнард успела основать фонд своего же имени, целью которого является помощь безнадёжно больным американцам прибегнуть к лёгкой и доступной смерти. Бриттани успела даже стать своего рода звездой: журнал «People» посвятил ей статью и назвал одной из 25 самых интригующих личностей 2014 года. Один из журналистов CNN сравнивал её миссию с миссией крестоносцев. «В мои 29 лет я хочу умереть на моих условиях», — эта фраза стала девизом последних месяцев жизни молодой американки. Она продолжала жить обычной жизнью, но симптомы рака становились все более угрожающими: потери сознания, эпилептоидные припадки, временная потеря речи… И все же Бриттани отпраздновала день рождения мужа 24 октября — а 1 ноября настал ключевой день. Утром y Бриттани слyчился сильнейший неврологический пристyп, но потом она все же вышла на прогyлкy, пообедала с семьей и дрyзьями. Казалось, что это еще один обычный день — но нет. Как рассказал мyж Бриттани, она yже вернyлась с четкой идеей — «yмереть сегодня»! Бриттани выполнила свой план от первого до последнего пyнкта. Мyжy она завещала продолжить работy фонда, целью которого является попyляризация эвтаназии. Как говорит сам Дэниел, он не очень вдохновлен подобной деятельностью, но ничего не поделаешь: нужно выполнить последнее желание сyпрyги. История Мейнард полyчила такую известность, что представитель Ватикана пyблично осyдил покойнyю женщинy за ее деятельность, на что родственники Бриттани парировали, что последняя никогда не принадлежала к лонy Католической церкви, и, следовательно, могла постyпать так, как ей хотелось.

 

И НЕ ТОЛЬКО…

В 2002 году Бельгия легализировала эвтаназию вслед за Нидерландами. И грустная статистика говорит о том, что выбор быстрой и удобной смерти набирает все больше сторонников: если в 2003 году к эвтаназии прибегли 200 пациентов, то в 2004 их было уже 360, а с 2005 года в 250 аптеках страны вполне легально, по специальному рецепту врача, можно приобрести набор для эвтаназии с инструкцией, всего за 60 евро. К 2015 году число тех, кому официально помогли умереть достигло уже 5516. А осенью 2016 в этой стране была проведена первая эвтаназия ребенка. Подростку было 17. Согласно юридическим правилам, с ним была проведена обязательная консультация психолога — с целью «полного осознания последствий».

В 2012 году в Бельгии одновременно ушли из жизни с помощью эвтаназии два брата-близнеца в возрасте 45 лет. Глухие от рождения, к сорока годам они стали терять и зрение. И хотя в остальном их состояние здоровья было вполне удовлетворительным, и они могли рассчитывать на эффективную социальную и медицинскую поддержку, братья настояли на совместной эвтаназии, так как считали свою жизнь «непереносимой и лишенной смысла». После теплого прощания с родителями, они ушли в вечность по своей воле, боясь заглянуть в будущее, которое ещё могло у них быть.

Очень тонкой оказывается грань между выбором жить и умереть. Если изначально требовалось представить официальное медицинское свидетельство о неизлечимости болезни, подписанное как минимум двумя докторами, то сейчас в организации случаются непредвиденные ситуации. Так, здоровая жительница Канады добилась того, чтобы уйти из жизни одновременно с тяжело больным супругом. И в этом вопросе Бельгия не одинока: недавно в Швейцарии состоялась ещё одна семейная эвтаназия. На глазах у сына вместе ушли в вечность Эдвард Доунс, дирижер Королевской оперы Великобритании, потерявший в 85 лет зрение и слух, и его жена Джоан, экс-балерина, у которой обнаружили рак печени.

«СЕСТРА СМЕРТЬ»

У сторонников эвтаназии много аргументов: лёгкая смерть избавляет больных от излишних страданий, семья психологически готовится к смерти родственника и, уважая его волю, гораздо легче принимает сам факт его ухода. На лечение не тратятся «лишние» средства, ведь докторами доказано, что «больной все равно умрёт», это — лишь вопрос времени. И если горячие приверженцы нового способа умирать утверждают, что эвтаназия и убийство — вещи совершенно разные, реальности жизни говорят прямо противоположное.

В больнице Луго северной итальянской провинции Равенна в начале 2014 года вдруг резко увеличились показатели смертности: за три месяца ушло 85 пациентов! Результаты вскрытия говорили о том, что у всех них произошла внезапная остановка сердца. Так, 72-летняя Роза Кальдерони поступила в отделение с заболеванием, вовсе не угрожающим её жизни. Однако через несколько дней у Розы случился внезапный сердечный приступ. Дочь покойной, Мануэла, настояла на внимательном изучении архивов больницы и проведении тщательного полицейского расследования.

Результаты оказались устрашающими. 42-летняя одинокая медсестра Даниэла Поджигали помогла отправить на тот свет как минимум 38(!) пациентов. Больным под видом плановых процедур вводилась чрезмерная доза хлорида калия, который и приводил к остановке сердца. Критерием выбора пациентов было личное отношение к ним медсестры: она терпеть не могла тех, кто часто подзывал её к себе, звал на помощь ночью, был особенно немощным или старым. Если же Даниэле не нравились родственники больного, то ему тоже грозила смертельная инъекция! Просьбы и разговоры членов семьи, которые проведывали пациентов, вызывали у Даниэлы приступы сильнейшего раздражения. Впоследствии эту женщину назвали «сестрой Смерть». Мало этого — в телефоне медсестры полицейские обнаружили многочисленные селфи на фоне только что почивших пациентов!

Они привели в ужас даже опытного главного прокурора Алессандро Манчини, который, по его признанию, никогда «не видел ничего более шокирующего». И, даже если отнести вопиющий случай к области психопатологии, то возникает вопрос о том, сколько потенциальных медиков-убийц с лёгкостью получат в руки все необходимые средства для организации «лёгкой и быстрой» смерти даже тех пациентов, которые хотят жить и стремятся вылечиться? И, если для общества слово «эвтаназия» будет звучать привычно и рутинно, то сколько самых настоящих убийств будет совершено по или без просьбы пациентов и их семей?

Даниэлу арестовали, но она имеет достаточно высокие шансы в скором времени выйти на волю: прекрасно разбираясь в биохимии, она знала, что следы хлорида калия полностью исчезают из организма уже через 48 часов, а это означает, что доказать её прямую причастность к волне странных смертей в Луго будет более чем сложно…

Трудно сказать, по какой именно шкале, как будет решаться в конечном итоге вопрос о приемлемости или бессмысленности жизни каждого отдельного больного. Ведь вопросов гораздо больше, чем ответов: как быть в случае несовершеннолетних детей? А новорожденных? Чья свободная воля будет решать, насколько «ужасна» жизнь пациентов с рассеянным склерозом, депрессией, потерей памяти, параличом после автокатастроф?

И это опаснейший сигнал. Человечество готово вмешаться в саму суть Жизни и Смерти: подтверждением этому является беспрецедентная волна абортов, дети из «пробирки», селекция эмбрионов определённого пола и их замораживание. И эвтаназия лидирует в этом списке — как сознательный отказ бороться за жизнь, продлевать её, благодарить за неё — в конечном итоге, сознательно отказаться от последнего диалога с Тем, Кто дарит нам эту жизнь. Ведь на данный момент ни одна религия не одобряет любую практику прерывания жизни.

 

ДРУГИМ ПУТЕМ

Не обладая полнотой знания, мы никогда не сможем сказать, когда закончится жизнь тяжелобольного человека. Современные реаниматологи приводят yдивительные примеры того, как в бyквальном смысле возвращались из смерти в жизнь пациенты, которые хотели жить, за которых горячо молились близкие люди.

В Бельгии один малыш родился с тяжелым дегенеративным заболеванием нервной системы. В два года мальчик впал в длительнyю комy и был подключен к аппаратy искyсственного поддержания жизненных фyнкций. Наконец, родителей yбедили в том, что мозг ребенка все равно никогда не восстановится и стоит совершить пассивнyю эвтаназию, т.е. отключить системy жизнеобеспечения. Родители, после длительных раздyмий, согласились. Но в тот момент, когда все аппараты замерли — замерли и родители в ожидании непоправимого (по всей логике медицины, ребенок должен был погибнyть практически мгновенно!), малыш открыл глаза, лицо его порозовело — и он вышел из комы!

Человек, решившийся на эвтаназию, сознательно обрекает себя на отсутствие и отказ от Таинств, которые веками сопровождали тяжелобольных и умирающих. Возможность Чуда окончательно вытесняется потребительским отношением к смерти. А чудесных продлений жизни, облегчения от болезни и выздоровления немало даже в современности.

Любой ныне живущий человек однажды умрёт. Его смерть может быть преждевременной или в преклонном возрасте, естественной или насильственной, неожиданной, несправедливой, внезапной, лёгкой или болезненной. Её можно предвидеть — или же она налетит, как вихрь. Все, что может сделать человек — это выстроить своё отношение к смерти. Христианство торжествующе утверждает, что каждый из нас рожден в конечном счёте для Вечности. Но, чтобы встретиться с ней, нужно пройти через ворота смерти. И если смерть не тупик, а дверь, тогда, смиряясь с болезнью или скорым уходом, отвергая отчаяние, борясь с унынием, каждый получает множество возможностей. Для многих пациентов это словно второе рождение — Господь дарует шанс жить по-новому, любить по-новому, осознанно. А иногда — и сам недуг отступает!

Олеся Николаева в пронизывающем рассказе «Пять месяцев любви» вспоминает, как её муж, отец Владимир Вигилянский, в сентябре 1996 года был срочно вызван в Париж к известному писателю Андрею Донатовичу Синявскому, умиравшему от рака четвертой степени с многочисленными метастазами в мозг. Прогрессирующий паралич не оставлял никаких надежд на то, что он протянет хотя бы три дня. После Исповеди и Причастия Андрей Донатович стал двигаться абсолютно самостоятельно — паралич полностью отступил! Французские врачи были шокированы тем, что на снимках не было обнаружено и самой опухоли в мозге. Синявский прожил еще пять месяцев, прожил полноценной жизнью, завершая работу над последним романом, прощаясь с друзьями, наслаждаясь общением с родными. Ему были подарены еще 150 дней. Как он сам считал, подарены для продолжения и завершения его работы — и для того, чтобы прийти к глубокому осознанию смысла своей жизни. Прощаясь с Андреем Донатовичем в сентябре, отец Владимир сказал ему удивительные слова: «Вы будете жить ровно столько, сколько в Вас будет стремления идти к Богу».

Насколько созрел плод, чтобы уверенно сорвать его с ветки, видно лишь опытному садовнику. Сколько жить каждому из нас, в силе отмерить лишь Тот, Кто когда-то вдохнул в нас дыхание Жизни.

Смириться с болезнью, принять её обстоятельства, принять саму непредсказуемость времени своего ухода — в наших силах. И в силах людей постараться быть благодарными. Иначе под красивой оберткой лёгкости и свободы выбора есть риск так и не явиться на самую главную встречу в нашей жизни.

И так хочется надеяться, что мелодичному слову «эвтаназия» будет со временем возвращен его изначальный, светлый, вселяющий надежду смысл о блаженности перехода из жизни временной в другую — мощную и ликующую Жизнь.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о