СПАСИТЕЛЬНИЦА ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИЛИИ

После ее казни прошло почти 600 лет, а споры вокруг этой удивительной личности не увядают. Кто она? Девушка — воплощение древней легенды, которая рождена, чтобы спасти свою страну? Ведьма, владеющая гипнозом, которая пламенной речью поднимала солдат в бой? Колдунья, не знающая боли, чье сердце осталось невредимым в огне костра? Святая, с которой говорили напрямую другие святые, передавая ей волю Бога? Дерзкая крестьянка, нарушившая все каноны поведения своего сословия, дерзнувшая говорить с нерешительным дофином — и привести его к коронации? Сквозь дымку веков фигура легендарной Жанны д’Арк проступает то яснее, то вновь скрывается в туманах догадок и предположений. 

УСТРЕМЛЕННАЯ

Есть исторические персонажи, доля которых — мерно и размеренно пройти сквозь канву исторических событий. Есть и такие, следы которых едва заметны — да и вспоминают их лишь потому, что имена последних связаны с другими личностями-гигантами. Одни медленно проходят свой долгий путь, другие рывками появляются на фоне катаклизмов. И лишь редким из них удается оставить глубочайший след в истории за краткое время. И, даже после своего ухода, они будоражат воображение, привлекают людей и заставляют по-новому оценивать события вековой давности. Жанна, — яркий факел, вспыхнувший в один из самых тяжелых для Франции времен — принадлежит к последним.

Она появилась в истории Франции внезапно — совершенно ниоткуда. На тот момент — в измерении современности — Жанна по возрасту почти девочка. До нас дошла лишь очень приблизительная дата ее рождения, мы ничтожно мало знаем о ее внешности и о том, как она росла. Деревенька Домреми в Лотарингии. Семья обедневших дворян, по другой версии — зажиточных крестьян. Страна, раздираемая междоусобицами и военными стычками. Английский король — еще совсем дитя, которому, как утверждают англичане, принадлежит Франция. Общественный хаос. И практическое отсутствие национального самосознания: часть знатных французов и клира вполне устраивала идея о господстве Англии. Простолюдины и вовсе считали Родиной ту провинцию, в которой родились и определяли свое статус исключительно от противного: «Я — не гасконец. Мы — бургундцы». Слабохарактерный, запуганный дофин, который совершенно запутался в военных интригах — и не знал, как удержать в руках остатки французской территории.

Со времен катастрофического поражения французских войск при Азенкуре в 1415 году успех неизменно был на стороне англичан. Орлеан, в 130 километрах от Парижа, окружен англичанами. Мост к городским воротам храбрым жителям удалось подорвать — город в осаде. Положение было, фактически, безнадежным. И, если Орлеан — имевший исключительно важное моральное и политическое значения для страны — падет, англичанам открыт свободный путь на юг — вскоре Франция как государство потеряет свою независимость.

Древняя легенда гласила о том, что Франция будет спасена неизвестной Девой, которая сможет освободить Родину от врага. Но легенда была в тот момент слишком слабым утешением для разобщенных людей, измученных солдат и слабовольного Карла, который и сам-то сомневался: а является ли он действительно по праву наследником французского трона?.. Казалось, что все было практически потеряно…

Но по пыльной дороге уже идет одинокая хрупкая черноволосая девушка-крестьянка. Она твердо сжимает губы. Взгляд ее устремлен вперед. Она точно знает, куда направляется — юная Жанна д’Арк идет на встречу с будущим королем Франции, Карлом VII. Идет, чтобы убедить его не сдаваться, действовать — и дать ей отряд воинов.Следуя приказу таинственных голосов, Жанна собирается снять осаду Орлеана и — короновать законного короля Франции.

Вот уже четыре года, как Жанна слышит эти голоса. Ей являются Архангел Михаил, святые Катерина и Маргарита. Они передают ей волю Бога: именно она должна спасти свою Родину.

В первый раз Жанна покидает родную деревню в возрасте 16 лет: она отправляется к капитану города Вокулёр Роберу де Бодрикуру и объявляет ему о своей необычной миссии. Девушку жестко высмеивают — и Жанна вынуждена вернуться домой.

Однако уже через год упрямица повторяет свою попытку. На этот раз капитан, поражённый её настойчивостью и тем, что ее имя было названо ей небесными голосами, был более внимателен к ее рассказу.

Когда же Жанна точно предсказала печальный для французов исход «Селёдочной битвы» под стенами Орлеана, согласился дать ей людей, чтобы она смогла направиться к королю, а также снабдил мужской одеждой. Жанна до конца предпочитала одеваться именно так, объясняя, что в мужской одежде ей легче будет воевать и при том не вызывать ненужного внимания к себе со стороны солдат.

СИЛА СЛОВА И ДЕЛА

Нам никогда не узнать, насколько Жанна была образованной, где училась, кем были ее первые учителя, и откуда у этой хрупкой девушки взялась такая мощь убеждения, такая сила пламенной риторики и такая физическая выносливость, и духовная стойкость перед лицом многочисленных невзгод и лишений.

Уйти из родительского дома в те времена само по себе было одним из трудно прощаемых грехов. Отказаться от брака, к которому склоняли ее мать и отец, ради сомнительного путешествия в одиночестве, было сущим безумием в неспокойные времена Средневековья, во Франции, которая уже почти сто лет горела в огне национальных и межнациональных конфликтов. Путешествовать самой по дороге было более, чем опасно. Одеть мужское платье и остричь волосы было вопиющим действием, фактически отказом от самой себя и преступлением против догматов Католической церкви. А идея не только увидеть самого дофина, но и заставить его собраться на борьбу и короноваться в Реймсе — казалась совершенно безумной!

Однако Жанна обладала такой глубокой верой в свое предназначение, что ей удалось не только добраться до двора дофина и организовать встречу с ним и придворными, но и безошибочно узнать Карла, который специально смешался с толпой знати и посадил вместо себя на трон другого человека. Он хотел проверить, действительно ли перед ним — необыкновенная провидица? После Жанна и Карл довольно долго разговаривали в стороне. Карл вернулся сияющим и воодушевленным. Эффект первого впечатления от Жанны был настолько ошеломляющим, что Карл не только безоговорочно вверяет ей отряд воинов и приказывает дать девушке «зеленый свет» (карт-бланш) на все ее действия, но доверяет ей свою судьбу — судьбу монарха Франции.

Правда, после первой встречи девушки из Домреми и Карла были все же созваны две специальные влиятельные комиссии. Одна, состоявшая из матрон, должна была засвидетельствовать девственность Жанны, другая, церковная, — убедиться в том, что она не ведьма, а, значит, не использовала заговоры и снадобья для того, чтобы повлиять на молодого и неопытного дофина. Времена были такими, что, скажем, за редкий ярко-рыжий оттенок волос можно было запросто угодить на костер, а за неосторожное высказывание о Церкви или позднюю отлучку из дома после полуночи — тут же очутиться в тюрьме. И предстать перед судом по обвинению в колдовстве…

Невероятно, но факт: обе комиссии подтверждают то, что репутация Жанны безупречна. Дополнительные доказательства приходят также из Домреми, куда в спешном порядке отправляют гонца от самого Карла. Девушке Жанне — по прозвищу дю Пусель (Девственница) — вверяется отряд. Она без промедления направляется в действующую армию.

Какими словами говорила с солдатами девушка — крестьянка из Лотарингии? Обладала ли она сильным голосом, который было бы слышно на поле боя? Неизвестно. Но после общения с ней уставшие и измотанные солдаты поднимались в атаку на численно превосходившего их врага. Жанна лично продумывала стратегические детали. И лично вела вперед. Удивительно, что при этом сама она не ранила и не убила ни одного (!) врага. Ее миссия была другой — планировать сражение, продумывать тактику — и воодушевлять.

На первом прижизненном изображении Жанны поражает одна историческая деталь — девушка держит высоко поднятым развевающееся на ветру личное знамя (штандарт), заказанное перед сражением. На штандарте — не цвета страны и не герб короля, а монограмма Спасителя Христа и изображение Троицы. И поэтому на поле боя солдаты шли сражаться уже под самым влиятельным знаменем победы.

Известно, что Жанна никогда и нигде специально не изучала военное дело. Удивительно, что при этом она великолепно владела оружием, прекрасно умела обращаться с лошадью и долго скакать без устали. Первые сообщения о Жанне после ее встречи с дофином говорят о том, что ее скорее можно было бы принять за девушку из благородного рода, воспитанную в рыцарских традициях, чем за крестьянку, которая до сих пор не покидала родной деревушки. Ее приказы исполняются как солдатами, так и высокопоставленными военачальниками. Жанна-Дева, как она сама себя называла, не уставая, могла очень долго находиться в седле. Она на протяжении нескольких суток не снимала тяжелые средневековые доспехи, масса которых достигала порой 15-20 килограмм. Жанна удивительно быстро оправилась от опасной, с большой кровопотерей, раны в плечо — и тут же заняла свое место среди солдат.

Вести о необыкновенных дарованиях и талантах Жанны, о ее невероятной силе быстро донеслись и до англичан. В распоряжении историков есть документы судебных процессов над дезертировавшими с поля боя англичанами. Все они приводили в свою защиту тот факт, что просто не могли НЕ бежать, ведь приближался отряд Жанны д’Арк. Ее считали опасной колдуньей, способной приворотами и заклинаниями обеспечивать победу своим соотечественникам!

ТРИУМ ЛИЛИИ

В мае 1429 года наступил переломный момент в Столетней войне между англичанами и французами. После молниеносного освобождения Орлеана Жанна, как на крыльях, полетела к дофину Карлу. Ей стоило немалых трудов уговорить его немедленно венчаться на царство в Реймсе, где беспрерывно в истории помазывались на царство все короли Франции. Дорога была опасной, на пути было много городов, еще занятых англичанами. Но и эта миссия ей удалась. Торжественную мирную процессию по пути в Реймс воодушевленно встречали в городах и селах, англичане в панике оставляли населенные пункты и отходили.

День коронации стал настоящим триумфом. Не только нового французского короля Карла VII, но прежде всего Жанны: на глазах у всего народа сбывалось удивительное пророчество Жанны о будущем ее Родины!

И пусть впереди Жанну ждал провал с освобождением Парижа, охлаждение монарха и предательство высокопоставленных военачальников… Ее миссия была выполнена. Франция обрела короля, а народ — силу к борьбе, ведь из династической Столетняя война стала поистине всенародной и к тому времени охватила все сословия. Момент коронации в Реймсе задает отправную точку объединения французов как единой нации, укрепления государства, подъема национального самосознания — осознания принадлежности себя к нации французов.

Король дарует Жанне личный герб с лилиями, мечом и короной — высшее признание! — а также навеки освобождает деревню Домреми от уплаты налогов. Он осыпает Жанну милостями. Однако Жанна-Дева осталась совершенно равнодушной к гербу, никогда им не пользовалась. Деньги и почести ее не интересовали.

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

23 мая 1430 года в результате предательства Жанна попала в плен к бургундцам. Уже через три дня (!), 26 мая, главный викарий инквизитора по делам веры из Парижа написал герцогу Бургундскому, требуя передать Жанну церковному суду. Епископ Бове Пьер Кошон, на территории диоцеза которого была пленена Жанна, с августа 1429 года находился в Руане — в городе, где место архиепископа было вакантно. 14 июля епископ обратился к герцогу Бургундскому, прося от лица короля Англии и Франции Генриха VI передать Жанну и обещая компенсацию в 10 000 франков.

23 декабря, после длительных переговоров и достижения соглашения, Жанну привезли в Руан — под стражу в башню Руанского замка. Грамота от лица Генриха VI от 3 января 1431 года передавала её под юрисдикцию епископа Бове, который должен был лично провести судебный процесс над Орлеанской Девой.

СУД

Англичане быстро выкупили девушку с одной-единственной целью — она должна умереть! Ее известность и особое положение требовали проведения суда «по всем правилам», до сих пор в архивах Руана хранятся пухлые тома юридически запутанного процесса, который длился целых три месяца — с февраля по май 1431 года. Двойственность и неоднозначность процесса сквозили во всем: Жанну содержали в военной тюрьме, в ужасных условиях. Но судебное разбирательство велось церковным судом! Карл мог легко выкупить ту, которая так много сделала для него и Франции. Тем более, что в те времена подобные выкупы среди двух воюющих сторон были обычным делом. Но монарх предпочел бездействовать.Многие высокопоставленные лица, завидовавшие сказочному успеху Орлеанской Девы, также предпочли умыть руки и сделать вид, что ничего особенного не происходит.

Судьи лихорадочно искали пункты обвинений. Проституция. Иначе зачем юной незамужней 17-летней девушке ехать к войскам?

Нарушение родительской воли, побег из дома, отказ от брака.

И, наконец, единственным аргументом, за который удалось крепко зацепиться инквизиции своими когтями — ношение мужской одежды. Это было доказуемо и очевидно для всех. Жанна противостоит ужасающей травле и психологическому давлению: ее даже привозят к костру (хотя судебный процесс не был завершен — и, значит, в тот день ее не могли казнить!). Наступает минута страха и обычной человеческой слабости: Жанна готова примириться с Церковью — она надевает женское платье. Она фактически избегает костра! И англичан это совершенно не устраивает. В ход идет предательство: у Жанны силой отбирают женскую одежду, и просто подкладывают в камеру мужскую. При ней неотлучно находятся стражники — и ей ничего не остается, как вновь надеть мужское платье. У врагов Жанны появляется зацепка, чтобы судить ее, как еретичку, многократно и упрямо нарушившую догматы Католической церкви.

30 мая 1431 года 19-летнюю Жанну выводят из башни-тюрьмы. К месту казни ее сопровождают священники. Так полагалось по протоколу: если бы она покаялась, ей должны были подарить жизнь.

Жанна ведет себя с невероятным спокойствием. Из клубов дыма доносится ее голос: «Епископ, я умираю из-за вас. Я вызываю вас на Божий Суд!». Когда огонь подобрался совсем близко, Жанна пламенно молилась, произнося имя Иисуса Христа.

ПОСЛЕ КОСТРА

Враги Жанны сделали все, чтобы сама память о ней была забыта, развеяна вместе с ее пеплом над гладью Сены. Англичане боялись ее даже мертвой — неспроста они опасались, что останки девушки станут мощами, символом сопротивления, знаковой реликвией народа. Мощная личность Жанны, казалось, навсегда исчезла среди языков пламени. Но это было не так: почти сразу же после ее смерти появляются рассказы и легенды о том, что пламенное сердце, горевшее любовью к Франции, не сгорело. И палач, якобы, сам нашел его среди пепла, нетленное и полностью сохранившееся.

 

Через 25 лет после гибели Девы король Карл VIIосвободил Руан — и тут же инициировал пересмотр судебного дела казненной. В 1455 году дело было тщательно изучено, а вина признана сфабрикованной. Была назначена специальная папская комиссия, которая опровергла каждый пункт обвинений и признала, что казнь Жанны д’Арк была несправедлива. Еще живы были многие свидетели, лично знавшие девушку. Многие рассказывали о том, что палач, которому выпало совершить казнь, по вечерам, напиваясь до беспамятства в трактирах, рыдал и бил себя в грудь: «Мы казнили святую…».

В Руане и по сей день сохранилось здание, на котором — по обе стороны от массивной входной двери — висят исторические таблички прямо противоположного, но исторически достоверного содержания. Первая гласит, что в этом здании была осуждена Жанна д’Арк. Вторая сообщает о том, что в этом же здании она была реабилитирована.

Уже в конце XVвека благодарный город Орлеан, который никогда не забывал свою Освободительницу, воздвигает в центре первый в истории памятник обыкновенному, не святому человеку: в центре памятника — Крест Спасителя. Перед ним — копия удивительной скульптуры Микеланджело «Пьета». Мария склоняется над мертвым Сыном, только что снятым с Креста. А сбоку стоит с опущенной в скорби головой коленопреклоненная Жанна.

Народ любит Жанну. И даже создает легенду о том, что она спаслась от пламени костра Святой инквизиции. Якобы в последний день, 30 мая 1431 года, ее вывели из тюремной башни с тем, чтобы она поставила подпись под последним юридическим документом. Грамотная Жанна почему-то подписывается крестом, как делали в то время неученые простолюдины. Люди утверждали, что настоящую Жанну спасли и вывезли из Руана, а на следующий день на костер вместо нее взошла другая девушка, лицо которой — по традиции — было закрыто колпаком преступников. Легенда очень красивая, но факт остается фактом — осужденная твердо взошла на костер, отказалась от предлагаемого ей «покаяния» и громко, пламенно взывала ко Спасителю в то время, когда ее охватило пламя. Большинство людей на площади Рынка в Руане громко плакали… Это все же была она, Жанна д’Арк…

В конце XYIвека, в 1580 году в Ратуше Орлеана появляется первый официальный портрет Жанны — в богатой одежде, с мечом в руке. Посетители города и поныне могут полюбоваться этим знаком преданности города своей спасительнице.

Во время Первой мировой войны Жанна уже стала ярким народным символом Франции, покровительницей войска, победительницей врагов. И в 1920 г. происходит невероятное — Жанна становится первой (и до сих пор единственной!) обвиняемой церковным папским судом, которую на только реабилитировали, но и прославили в лике святых!

О Жанне снято множество документальных и художественных фильмов, написаны трактаты, монографии и диссертации. Ученые продолжают спорить о деталях ее биографии, уточнять даты и штрихи давних исторических событий. Но одно остается неоспоримо-явным и неизменным: своей короткой жизнью Жанна символизирует силу глубочайшей Веры и преданности своему народу. Той Веры, которая проявляется в слабости, идет на необычайные шаги, переворачивает устоявшиеся представления, отбрасывает социальные правила — и горит до последнего, не сгорая даже в пламени предательства, отчаяния, обвинений и в объятиях самой смерти.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о