Любовь к себе как путь навстречу миру

История становления и развития нашей личности подобна древнегреческой драме. Те же противоречия, внутренняя борьба, стремление к воссоединению и счастью. Это история обретения и потерь. И, конечно, драматическая история любви с другими и с самим собой. Путь к себе начинается от рождения и заканчивается с последним вздохом. На этом пути мы многократно находим, теряем, и вновь обретаем себя. Но путь к себе, как известно, лежит через мир. В известной мере — это путь «от себя к другому». Отношения с самим собой — такое же искусство, как и отношения с другими. Подлинный смысл человеческих отношений — это попытка Встречи, надежда на любовь и взаимность. Очень важно, чтобы такая Встреча состоялась у каждого с самим собой.

Риск Встречи

О любви к себе написано и сказано так много всего, что, несомненно, — это одна из ключевых тем человеческой жизни. Мне не приходилось встречать людей, которых бы она обошла или была безразлична. Что такое любовь к себе и как ее обрести? Когда не знаешь ответа на вопрос — ищешь его у других. Как, зачем и почему нужно себя любить? Вопрос «зачем?» по ходу жизни решился довольно быстро: невозможно любить других, не имея любви к себе; трудно быть в прочных отношениях с другими, если не можешь выносить себя.В общем, так или иначе, все отношения с людьми упираются в отношения с самим собой. Гораздо сложнее с ответами на вопросы «что значит любить себя?» и «как любить?». Здесь изобилие и разнообразие подходов и «рецептов» зашкаливает. Некоторые вызывают ужас, потому что из них следует, что любить себя — это, по сути, наплевать на остальных. Как ни странно, эти подходы пользуются большой популярностью в мире. Особенно в сферах, где ценность человеческой жизни измеряется успешностью, социальными достижениями и победами в конкурентной борьбе. Такие подходы основаны на разделении и противопоставлении людей друг другу. И, конечно, тогда становится понятным, почему «любовь» к себе нуждается в обороне против интересов ближних, и не совместима с любовью к ним. Эти две «любви» не могут совпасть, потому что одна угрожает другой, и, зачастую, они являются взаимоисключающими.

Когда я задумалась о том, почему такое видение «любви к себе» столь популярно, обнаружила, что в нем отсутствует риск Встречи. Ведь настоящая Встреча двух живых человеческих существ всегда подразумевает открытость и уязвимость. Быть обнаруженным, найденным в моей уязвимости — это серьезный риск для каждого. Но особенно невыносим он для тех, кто нестерпимо боится своей уязвимости и слабости. Так сильно боится, что готов отказаться от многого (например, от подлинных отношений), только бы не встретиться с ней, и не обнаружить ее пред другим. «Любовь к себе» в этих подходах, по сути, обслуживает защиту своей уязвимости и слабости. «Бережет» человека от Встречи. Отсюда рождаются различные эгоцентрические модели «любви к себе», по-разному обыгрываемые в психологических и околопсихологических учениях, где под лозунгом «Полюби себя!» может быть много всего далекого от любви. Например, ублажение страстей, неразборчивое и неразумное удовлетворение желаний.

В желаниях самих по себе нет ничего плохого, даже наоборот. Проблемы начинаются, когда человек не умеет правильно относиться к своим желаниям, не умеет правильно желать. Или вообще не может желать. Любить себя — это хотеть себе лучшей жизни. Если говорить о христианском понимании любви к себе в контексте желаний, то любить себя — значит, желать своего спасения. И внутри этого главного желания выстраиваются в нужном направлении и порядке другие хотения и стремления. Точнее, фильтруются, обнаруживают свою подлинность и пользу (или вред).

Любовь к себе не существует как нечто отдельное. Она всегда отклик на почтительный, милосердный, нежный и радостный взгляд другого, видящий проступающую во мне красоту отблесков Божьего Лика. Такой взгляд открывает мне нечто, что я сам не смог бы разглядеть. Именно поэтому, отношение к самим себе тесно связано с отношениями, в которых мы находимся. Любовь, рождающаяся от любви, меняет восприятие, этику и эстетику отношений. Тогда «возлюбить ближнего, как самого себя» из далекого призыва превращается в дух и плоть отношений. И это означает, что я не могу, по-настоящему любя себя, любить только себя.

Открытие нежности

Мы все хорошо знаем, как важно сохранить в себе ребенка, ту часть души, которая способна быть открытой, способна удивляться, видеть в привычном, обыденном — необычное, доверять, надеяться, искренне привязываться. Хорошо иметь теплую связь с собой маленьким. Но для того, чтобы научиться любить, в том числе и самого себя — нужно повзрослеть. Взрослость подразумевает способность к полноценной любви и заботе. Только взрослый человек может взять и понести реальную ответственность за отношения во внешнем мире, за душевное благополучие и безопасность.

Французский мыслитель, писатель и основатель коммуны для душевнобольных людей Жан Ванье считает основным духовным качеством и критерием взрослости — способность к нежности. Он говорит в своих книгах о двух аспектах любви — щедрости (изливаемой, как изобильный дождь) и нежности (тихого прикосновения, вслушивания и всматривания). Нежность всегда возникает как ответ на нужду другого. Но это не мгновенный ответ. Нежность никогда не нарушает свободы другого человека и часто действует незаметно. Ты просто чувствуешь себя рядом с человеком, проявляющим нежность к тебе, спокойно, легко, безопасно, умиротворенно, хотя, вроде бы, он ничего особенного не делает. Этот аспект любви Жан Ванье называет синонимом милости. «Нежность — это не сентиментальность или проявление эмоций. Это неугрожающая привязанностьи доброта, которая показывает другому человеку, что мы считаем его важным и ценным… Нежность исполнена уважения. Она не искушает, а слушает и касается, и так пробуждает энергию в сердце и теле другого. Она несёт в себе жизнь и свободу. Она дает стремление к жизни. Нежность — это мать, которая купает свою маленькую дочь, обнаруживая, что она красива. Это сестра милосердия, которая дотрагивается и ухаживает за раной так, чтобы не причинить ни малейшей боли своему пациенту».

Только взрослый человек, согласно Ванье, может позволить себе быть нежным. Способен быть последовательно, надежно и безусловно нежным, ничего не требуя взамен.Человек может прожить десятки лет, что-то делать, чего-то достигать и вдруг обнаружить, что все это время он находился под покровом, в теплых руках: людей, встреч, чьих-то молитв о нем. Тогда он открывает эту нежность Христа, обращенную прямо на него. Без этого открытия невозможно самому стать нежным. В этом смысле, Жан Ванье дает надежду всем, кто был лишен опыта нежности в детстве. Каждый из нас способен открыть, обнаружить Христа, как присутствие любви-нежности, обращенное лично к нему.

Опыт «Сыновства»

«Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? Но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя. Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною» (Ис. 49:15-16).

Любовь к себе рождается через опыт переживания себя любимым. Об этом написано множество книг по психологии, и все они исполнены отчаяния. Если я никогда не чувствовал себя любимым безусловно, значит мне не на что надеяться? Если мама меня отвергла, бросила в детском доме, значит, для меня невозможен опыт Сыновства? В этом отчаяние и сиротство современной психологии, отрицающей, что опыт Сыновства запечатлен глубоко в душе каждого человека в независимости от того, как сложились его отношения с земными родителями. Все, что от нас требуется — открыть в себе свое Сыновство и присвоить его, причаститься этому глубинному опыту своей души.

Философ и богослов Александр Филоненко в одной из своих книг описал встречу с этим опытом. Юноша-инвалид из приюта рассказал, что его нашли на мусорной свалке зимой с пробитой головой. Он как-то выжил. О себе говорил, что все у него хорошо, он всем доволен. Об этой истории никто прежде не знал. Никаких следов, кроме шрама на голове, поврежденной руки и проблем с развитием. С юношей беседовала психолог. После десяти минут разговора она вышла в слезах и сообщила, что ей нужна помощь, потому что она не знает, как помочь этому юноше. Ей сказали, что случай безнадежный и даже не стоит пытаться. Но все же поинтересовались, о чем они говорили. Дальше я приведу цитату из книги: «Он мне рассказал все свои ужасные истории из детства. И это не самое страшное. Я ему задала глупый вопрос: «А ты случайно не пишешь стихи?». Он ответил, что, конечно, пишет, каждую ночь. Я спросила очень вежливо, можно ли посмотреть? Он ответил, что у него множество тетрадей, можно любые почитать и немедленно принес их. Он что-то ей прочитал, что-то радостно показал. Оказалось, что все стихи посвящены какой-то девушке, и рассказывают о том, какие у нее прекрасные волосы, какие красивые глаза, какое доброе сердце. Моя подруга, профессиональный психолог, решила, что это обычные подростковые стихи о девушке. Она спросила: «Когда ты пишешь эти стихи?». Он весело ей сказал, что не может заснуть, не написав стихотворение. Она на всякий случай спросила его, кто же эта девушка. И вдруг он ответил, что это мама. В этот момент она заплакала и не дослушала, что у него не только мама, но и Богородица, которой он молится».

Забота и принятие

Полюбить себя — это в какой-то мере стать себе папой и мамой. То есть научиться проявлять к себе заботу. Иногда эта забота должна быть нежной, иногда строгой.Только в сочетании нежности и строгости такая забота может помогать нам расти, преодолевать самих себя и трудности жизни.

Забота начинается с принятия. Если что-то есть — то оно есть. Каково его свойство — это уже другой вопрос. Если я принимаю свой гнев или страх — я их не оцениваю, а просто даю право быть во мне, признаю их существование. Услышать свои чувства, желания, потребности. Увидеть, как они проявляются. Может быть, им нужно больше места, больше свободы. Иногда чувствам достаточно признания того, что в доме души они не беспризорные дети.

Распознать то, что не-обходимо. Дети часто просят чего-то вредного. То же происходит со взрослыми, когда они начинают хотеть «неверно», искаженно. В целом, здесь речь идет о подлинных и неподлинных желаниях. Например, я испытываю желание что-то съесть, в то время, как реального голода нет. На самом же деле — меня «гложет голод». Но этот голод не физический, а эмоциональный, душевный — по близким отношениям со значимыми людьми. Потребность в близких отношениях не удовлетворена, не понята и, по каким-то причинам, решено, что она не реализуется. Поэтому, вместо душевного разговора или объятий, человек отправляется перекусить.

Забота здесь будет выражаться в том, чтобы внимательно прислушиваться к себе и не торопиться исполнять все свои желания до тех пор, пока не будут обнаружены «не-обходимые», т.е. жизненно важные потребности, которые за ними скрываются. И только после этого, самостоятельно или с помощью других людей, сделать для себя действительно важное.

Удовлетворение потребностей и поиск ресурсов.Не все наши потребности могут быть удовлетворены немедленно и в полной мере. Имея опыт заботы о себе со стороны близких или собственной заботы о ком-то, мы знаем, что сможем приложить необходимые усилия. Когда человек делал что-то важное для себя или для другого в прошлом, откликался на подлинные потребности — этот опыт поддержит уверенность в том, что «я смогу о себе позаботиться».

Любящая мама страдает и сердится, когда видит, что ее дитя причиняет себе вред, предает себя, отказывается от своего естества. Христианский психолог Генри Клауд написал замечательную книгу о целебном соотношении справедливости и милосердия «Изменения, которые исцеляют». Он рассматривает два аспекта любви, описанные в Библии: Любовь-Благодать и Любовь-Истину. Любовь-благодать — это милость и свобода. Любовь-Истина — это закон, справедливость и порядок. Любовь-благодать дает нам силы и радость. Любовь-Истина (закон) дает направление и границы. Любовь-благодать милует. Любовь-Истина удерживает от хаоса и анархии. Благодать наполняет и соединяет, истина — структурирует и дает устойчивость. Когда в человеке Благодать и Истина действуют сообща и гармонично, он имеет силы и основания для роста и развития.

Очень здорово и целебно, когда мы можем беззлобно рассердиться на самих себя, обнаруживая, что причиняем себе вред некоторыми мыслями, поступками, действиями или бездействием. Столь же важно относиться к себе милосердно, с терпением и пониманием, когда мы «падаем», совершаем ошибки или не имеем достаточно сил, ресурсов, умений для реализации чего-то важного.

Родитель, заботящийся о ребенке больше, чем о собственной тревоге, не будет ругать свое дитя за «ссадины» и «порезы». Он будет их лечить. Он объяснит, что «спотыкаться» и «падать», осваивая мир — нормально и естественно. Научит быть осторожным, но при этом не позволять страху управлять тобой. Его поддержка реальна, что бы ни случилось. Нет ничего столь «ужасного», чтобы заставило его отвернуться. Он может плакать вместе с ребенком, сердиться, но не отвернется.

Такая верность себе очень важна. Что бы ни случилось — не допускать предательства, не опускать руки, не отворачиваться от того, что пока трудно принять.

Забота о себе — это также разрешение другим позаботиться о нас. Мы разрешаем себе попросить поддержку у людей, которым доверяем. Бывают сложные ситуации, когда мы можем разрешить совершенно незнакомым людям позаботиться о нас, или попросить их о помощи. Чем меньше мы боимся отвержения, отказа, тем больше вероятность, что сможем получить необходимую помощь, даже в случае отдельных отказов. Но если у человека нет фундаментального доверия миру, он ощущает себя отделенным от остальных, изолированным и одиноким. Тогда, тем более, необходимо попытаться включить в свой опыт поиск поддержки. Когда в наш опыт заботы о нас самих включаются другие люди, он становится более широким, многогранным, и, что самое важное, — не замыкает нас на самих себе. Мы выходим из своих «убежищ», соединяемся с другими. То же делают родители, знакомя ребенка с миром, и помогая ему в определённый момент учиться отличать «своих» от «чужих». Искать защиты у «своих» и опасаться «чужаков». Родители помогают ребенку «привиться» к общности людей, образовать с ними «наше Мы».

Не стоит уклоняться от возможностей устанавливать и сохранять связи с людьми, которые поддерживают в нас самое лучшее, помогают развиваться. Принимать заботу от людей, которые в нас верят. Искать их и быть рядом.

Иногда трудно поверить в то, что кто-то может любить и нуждаться во мне. Обратная сторона ущербной способности любить — неумение принимать любовь от других, неспособность ее распознавать. Если имеется, хотя бы малое доверие в то, что меня любят — важно осуществить над собой все возможные усилия и сделать шаг навстречу. Пусть вначале это будет не шаг, а лишь поворот головы. Постепенность и постоянство однажды приведут к тому, что связи с другими людьми будут приносить все больше радости. Укрепят ощущение, что мир — неплохое место для жизни.

Прежние душевные катастрофы лечатся «хорошим» опытом отношений. Но вначале важно осознать, что есть нужда в таких отношениях и стремиться к ним.

Люди по природе своей не самодостаточны, хотя некоторым очень хочется думать иначе. Мы нуждаемся друг в друге. И чем явственней обнаруживается эта нужда, тем ближе человек к самому себе и к своей целостности.

3
Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Наталья
Гость
Наталья

Чувствую и приношу благодарность Вам, Екатерина за Ваши мысли, эту статью о сущности любви к себе. По- моему Вы показали камни преткновения на этом пути и спасибо за те источники из которых я буду пить и взращивать свою любовь — цитаты из книг, сами книги и личности людей, которые шли в своих жизнях Путём Любви. Пишите обязательно на насущные Темы жизни, жду Ваших статей.

Екатерина
Гость
Екатерина

Наталья, искренне благодарю за отзыв! Дай Бог всем нам пройти по жизни путем любви. Не важно, как это будет получаться, главное — продолжать идти!

Елена
Гость
Елена

Спаси Господи за важность написанного,во мне очень отозвалось. И сейчас очень актуально!Помощи Божьей нам всем в этом пути- по дороге Любви.