Made with love

Как мама я и сама все время погружена в решение подобных проблем. И тоже почти отчаиваюсь: как найти нужный путь? Почему все выпрошенное или с таким трудом купленное так мало ценится? Отрезаю и снимаю ценники перед тем, как дарить: сделано в Украине, но все чаще made in China. Made, made, made…Подбираю и одеваю очередную заброшенную пластмассовую красавицу и внутренне возмущаюсь: «Снова бросили! Я вот не такая была!» И в памяти всплывает воспоминание…

Вновь настигает нас череда веселых праздников, а она, как известно, ведет за собой целый хоровод подарков. По статистике, на постсоветском пространстве ожидание пакетов и пакетиков с долгожданными сюрпризами стремительно возрастает именно к новогодним праздникам и дням рождения. И дети, и взрослые предвкушают то самое детское счастье от получения подарка. Но если еще 30 лет назад ребенка-дошкольника можно было искренне порадовать конструктором, незатейливой куклой или кукольной посудкой, разноцветьем карандашей и альбомом, современным родителям перед праздниками все чаще становится не по себе от необходимости сочетать ожидания дитяти с объемом кошелька и модными трендами, которые навязчиво формируют почти недетские запросы. Уже в первых классах школы многие чада вполне «заслуженно» ожидают и дорогих роликов, и планшета, и «крутого» (как у Светки!) мобильника. Этот джентльменский набор разительно свидетельствует о недетскости, о раннем, очень раннем рывке в сторону взрослых экономически-потребительских приоритетов: согласитесь, те же подарки сегодня доставят удовольствие и взрослому.

Попробуйте категорически обозначить ребенку отказ от приобретения того, что так вожделенно: непонимание и ссоры в семье обеспечены. Больше всего проблем вовсе не с тем, что ребенок не понимает, что сам предмет ему, по сути, часто не нужен. Сложнее объяснить то, как сопротивляться массовости и всеобщему негласному диктату: «А что я скажу? А мне ответят – это немодно, не круто! А у всех уже в классе это есть! Я что, белой вороной буду?» Именно здесь родители сдаются, тяжело вздыхая и лихорадочно обдумывая, как выцедить из слабенького семейного бюджета необходимую и немалую сумму. Праздники омрачаются. И вместе с новомодными – наконец-то приобретенными! – новинками, как ни удивительно, не добавляется ни радости, ни благодарности, ни чувства удовлетворения.

Если мы заглянем в детскую дошкольников, картина не особенно меняется: уже в самом начале января валяется в углу полураздетая и забытая очередная Барби, монстры из мультфильмов разобраны на части, кучи пазлов из «Диснея» перемешаны – вряд ли их можно будет разложить по соответствующим коробкам. «Они не ценят! Да что им еще нужно? Зачем было все это покупать?» – сокрушаются родители. Многие жалуются именно на скоротечность использования подарков, на недолговечность ярких китайских безделушек, которые кучами уходят потом в мусорник.

Как мама я и сама все время погружена в решение подобных проблем. И тоже почти отчаиваюсь: как найти нужный путь? Почему все выпрошенное или с таким трудом купленное так мало ценится? Отрезаю и снимаю ценники перед тем, как дарить: сделано в Украине, но все чаще made in China. Made, made, made…Подбираю и одеваю очередную заброшенную пластмассовую красавицу и внутренне возмущаюсь: «Снова бросили! Я вот не такая была!» И в памяти всплывает воспоминание…

Дело было так. Сломалась у меня кукла, непоправимо и навсегда, вызвав бурную реакцию в виде слез и причитаний. Моя мудрая бабушка успокоила, усадила рядом и сказала, что куклу мы сделаем новую, вместе: взяли голову от старой и сшили из ваты и кусочков ткани тельце – мягкие ручки, ножки, животик. А потом еще нашили таких неповторимых платьиц, юбочек, фартучков, костюмчиков! Куклу назвали Наташей, и она долгие годы была не просто куклой – она была моей самой настоящей сестричкой (я тогда была в семье единственная и отчаянно мечтала о появлении малыша), гордостью и радостью: я вполне осознанно знала, что я – ее старшая сестра, ведь я ее сама делала, творила! Во дворе на Наташку сначала посмотрели косо: уже появлялись импортные красавицы, правда, гораздо более приятные, нежели современные китайские безликие пупсы огромных размеров. Но я так яростно отстояла ее уникальность и так убедительно рассказала о том, что она – живая, что уже через несколько дней подружки вежливо просили о чести покатать Наташку в коляске. Конечно, она была не идеальна, эта сшитая бабушкой и мной кукла, возможно, даже непропорциональна или далека от того, что сейчас назвали бы дизайном. Что же придавало ей такое очарование? Теперь я это поняла: на ней не было бирки с безличным «made». Она, Наташка, была сделана ДЛЯ МЕНЯ, ТОЛЬКО ДЛЯ МЕНЯ. Ее создавали долго, возможно, даже неумело, но ее создали с любовью! Все то время, которое мы с бабушкой потратили на изготовление Наташки, те удивительные превращения ваты и ткани в очертания кукольного тельца, те касания рук, то терпение, с которым бабушка украшала одежками мою новоиспеченную «сестричку», стало основной ценностью! Речи не могло быть о том, чтобы швырнуть, запачкать или бросить в пыль такую Наташу! И хотя с тех пор у меня было много кукол, Наташка до сих пор уверенно занимает первое место в самых потаенных уголках детской памяти.
Она была большая, и однажды с нами – со мной и Наташкой – произошел настоящий курьез. Дело было вечером: осень, рано стемнело, и я осталась на скамье одна, укачивая укутанную в одеяло куклу на руках. Подошел случайный прохожий и присел отдохнуть рядом со мной. И, поскольку мы вечно играли с подружками в многодетную семью, я – еще вся в плену игры и фантазий – живо описала случайному знакомому то, что представляла: Наташка была моей младшей сестрой, мы ждем маму, я ее укачала, и она спит. Дяденька, помню, очень подивился тому, что на 5-летнюю девочку мама рискнула оставить грудного младенца. Но поверил. Так убедительно я прижимала Наташку к груди и напевала, что он дождался моей мамы, вышедшей забрать меня домой, и обратился с соответствующими вопросами. Взрослые потом долго смеялись, а я еще жила в том чудесном мире, где у куклы или любимого клоуна есть своя, пусть игрушечная, душа.

Вспомнив о Наташке, я почувствовала себя увереннее. Когда дочки бросились ко мне с бесконечным «купи», в запасе уже было несколько вариантов. Вспомнились картонные куклы, на которые тоже можно было «надевать» яркие бумажные одежки. Вместо похода в магазин мы засели за картон и цветную бумагу. К вечеру у нас получилась веселая картонная семейка малышей, а дочки с упоением взялись за изготовление одежды. Удивительно, но все картонные пупсики были аккуратно убраны в коробку, их не оставили ночевать в неподходящих местах. И утром младшая сразу попросила Рыжика: картонного мальчика с ярко-оранжевыми волосами из цветной бумаги. Ценность игрушки, как выяснилось, приобретается и тем временем, которого взрослый не пожалел потратить на совместную игру.

Заинтересованность взрослого в детской игре становится той невидимой – вовсе не в деньгах выражаемой – ценностью, которую получает сам подарок. У меня растут дочки, но я знаю семейства, где с сыновьями из подручного материала (дерева, фольги, картона) изготавливают кинжалы и мечи, сундуки и пиратские карты, столярный детский инструмент и многое другое. Из диванных подушек легко создаются корабли. Да что там корабли – целые флотилии на полу и диванах! К этому нехитрому инвентарю стоит добавить лишь детское воображение и энтузиазм взрослых, а еще хотя бы 15 минут их времени, безраздельно отданного детям. Подарок готов! Он почти неосязаем и его вряд ли можно пафосно завернуть в дорогую оберточную бумагу, но улыбки и смех, удовольствие и воспоминания от такого подарка не купишь, пожалуй, даже в самых дорогих детских супермаркетах.

Недавно прочла статью о том, что именно дорогими подарками взрослые подсознательно пытаются «рассчитаться» с детьми за недоданное внимание, любовь и время. За то, что, собственно, купить никак нельзя. И чем больше находится в жизни душевных сил на подарки без бирок и ярких зарубежных наклеек, тем меньше дети требуют тех дорогих прикидов, гаджетов и игрушек, которые так часто становятся суррогатом – подделкой настоящей связи между нами и теми, к кому мы спешим с коробками и коробочками.

Какой он, подарок, созданный с участием сил души?

Один мой знакомый дарит… истории. Он записывает их, потом печатает на компьютере и сопровождает нехитрыми рисунками. Его внук ждет от деда очередного подарка с замиранием. Все истории подшиваются в семейную книгу рассказов. Мне посчастливилось ее прочесть: пусть сюжет незатейлив, пусть рисунки черно-белые, но каждая история говорит о любви и участии, о жертве временем и силами, о радости творения и передаче счастья другому человеку.

А однажды перепачканная с ног до головы младшая дочь преподнесла мне Колобок – полусырой шарик запеченного в духовке теста. Собралась было бранить ее за неаккуратность и рассыпанную по полу муку, но, взглянув на такой сказочный персонаж, не удержалась от смеха… Колобка, конечно, есть не полагалось: он торжественно сох на тарелке в кухне не одну неделю, радуя присутствием волшебства.

Нет, я совсем не против подарков как таковых. Конечно, есть особые даты, и необходимый для учебы компьютер или планшет. И мобильный телефон, безусловно, пригодится для связи. И хорошая кукла для именинницы тоже может быть нужной. Главное, чтобы среди того, что мы выбираем для наших близких, обязательно оставалось место для видимых и невидимых подарков, сделанных с любовью.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о